Поддержим Лезгинский бизнес
Лента новостей
ОПРОС
Как Вы сморите на то, чтобы издание «ЛезгиЯр» публиковало не только лезгинские новости?
Всего ответов: 691
Реклама
Реклама
Земельные участки в раменском районе http://www.knyaz-bereg.ru.
ЛезгиЯр на Facebook
Партнеры ЛезгиЯр
Лезги литература
Статистика

Яндекс.Метрика

Наша Кнопка

Онлайнда авайбур: 3
Мугьманар: 3
Иштиракчияр: 0


Сегодня нас посетили:

 
Главная » 2012 » Апрель » 27 » Лезгинская гордость Беларуси

11:11
Лезгинская гордость Беларуси

Лезгинская гордость Беларуси

 том, как не стал художником, о вынужденной смене вольного стиля на греко-римский, о переезде за тридевять земель в 16 лет, об отличии русских от белорусов, о своей религиозности и кавказском гостеприимстве нашему сайту поведал двукратный чемпион мира по греко-римской борьбе Алим Селимов.

«Ходил в художественную школу»

— В Беларусь приехал, когда мне было 16 лет. До этого я жил в Дагестане в поселке Касумкент. Там же закончил 9 классов школы. Параллельно тренировался, иногда ездил на сборы в Махачкалу. Заниматься начал с 9 лет. Помню, в моем классе все мальчики ходили на борьбу, а я пошел в художественную школу. И у меня, кстати, неплохо получалось рисовать, да и нравилось мне это. Я даже в музыкальную школу ходил — играл на барабане. Но мой сосед по парте мне постоянно рассказывал, как они в секции занимаются, и мне самому захотелось попробовать. Да и старший брат к тому же увлекался этим видом спорта.

«В Беларуси была какая-то перспектива»

— После средней школы поступил в экономический колледж. Но закончить его не успел, так как появилась перспектива переезда в Беларусь. Дело в том, что я всегда находился в компании друзей, которые были старше меня. И один из моих товарищей — Камал — предложил переехать в Мозырь, где жил его дядя — Малик Эскендеров, который является тренером по борьбе. Все произошло очень неожиданно: мы просто сидели в буфете колледжа, съели по ватрушечке с лимонадиком, заговорили о жизни, и Камал просто говорит: «А давай тебя отправим в Беларусь, там у меня дядя — хороший тренер. Я сейчас сам туда еду». Я сразу же согласился. Ведь ситуация в Дагестане была не из лучших: денег нет, на сборы постоянно приходилось выискивать какие-то средства, а в Беларуси была какая-то перспектива.

Посоветовался со старшим братом, рассказал ему о том, какой у меня появился шанс, и поехал. Мой брат старше меня на 9 лет, и вообще — он для меня вместо отца был, потому что отец рано ушел из жизни. Наставлял меня всегда. Матери я сначала вообще ничего не рассказывал, потому что знал — она не отпустит. Просто поехал в Беларусь на пару недель, а потом приехал домой, собрал вещи, снялся с учета, и уже тогда рассказал ей о своей задумке. Сначала она, конечно же, переживала, однако потом привыкла.

«Первое время жил у своего тренера»

Первое время в Мозыре я не только занимался, но и жил у своего тренера — Малика Эскендерова. Спал у него, ел у него.

— Первое время в Мозыре я не только занимался, но и жил у своего тренера — Малика Эскендерова. Спал у него, ел у него. Я очень сильно ему благодарен за то, что меня тогда приютил. Он, конечно, молодец. Когда я только приехал, он увидел во мне какие-то способности, и решил со мной работать. Не было бы его, не было бы и меня. И именно он отправил меня в Гомельское училище олимпийского резерва. А там уже были все условия для тренировок и плодотворных занятий: общежитие, питание, учеба, хорошие тренеры. Короче, по сравнению с Дагестаном ситуация была гораздо лучшей.

«Приходилось грызть гранит науки каждый вечер»

— Кстати, и в школе, и в училище, я учился хорошо. Дело в том, что в школе мама была моим классным руководителем, поэтому мне приходилось грызть гранит науки каждый вечер. Устал, не устал, тренировка, не тренировка, — все равно берись за учебники. Так вот и учился. Особенно мне давались точные науки — математика, физики. Да и с русским языком проблем не было. Когда приехал в Беларусь, то все удивлялись, почему я так хорошо говорю по-русски.

«Изначально занимался вольной борьбой»

— Изначально я занимался вольной борьбой. А в греко-римскую перешел из-за травмы колена, полученной уже в Беларуси. После того, как меня прооперировали, думал, что карьера окончена: не буду нужен ни тренеру, ни кому. А Малик, наверное, этого и ждал. Он мне потом сказал: «Ты получил травму, не можешь заниматься вольной борьбой. Надо переходить в греко-римскую». Вот я и перешел. Это многого мне стоило. Поначалу было очень сложно перестроиться. На первой тренировке меня поставили против одного парня — он меня раз бросил, второй, третий. Я понимаю, что в вольной борьбе не позволил бы ему так действовать, а здесь же другие правила: захваты за ноги запрещены. Я не выдержал, говорю тренеру: «Все, не могу, надоело! Поеду домой!» А он мне и отвечает: «Что, с трудностями столкнулся, и все? Давай, собирайся, вали! Сядь на мамину шею и сиди, не делай ничего!» После этого я задумался, собрался и начал усиленно работать.

«Мозги все-таки должны варить»

— После училища олимпийского резерва поступил в Гомельский государственный университет имени Скорины. Там отучился пять лет. А потом, как положено, пошел служить в армию.

На тот момент я уже был чемпионом мира (выиграл чемпионат еще на четвертом курсе университета), поэтому полностью службы все-таки не прочувствовал — постоянно сборы и соревнования. Но из автомата стрелял :). Преподаватели в университете хоть и знали, что я чемпион мира, больших поблажек не делали. Говорили, что, пускай и спортсмен, но мозги должны варить. А сейчас я думаю получить еще одно высшее образование. Хочу поступить в Гродненский государственный университет, чтобы изучать там право. Мне эта сфера нравится, и, думаю, такие знания помогут в будущем после окончания спортивной карьеры.

«У нас нет человека, который ни разу не был на ковре»

В Дагестане борьба — на самом деле национальный вид спорта. Наверное, 98 процентов мужского населения нашей страны хоть как-то занималось борьбой.

— В Дагестане борьба — на самом деле национальный вид спорта. Наверное, 98 процентов мужского населения нашей страны хоть как-то занималось борьбой. Мне кажется, что у нас нет человека, который ни разу не был на ковре. Хотя сейчас у нас очень сильно развивается футбол. Вы видите, как идут дела в гору у нашего клуба «Анжи». Я благодарен таким людям, как Сулейман Керимов, которые дали нашим людям возможность почувствовать себя настоящими болельщиками. Народ просто оживился. Я недавно там был: в каждом дворе ребята играют в футбол, ходят в клубных майках «Анжи», стадион переполнен на матчах. Это же отличная пропаганда спорта.

«Русские от вас сильно отличаются»

— Хоть я долгое время прожил в Беларуси, все-таки больше себя ощущаю дагестанцем. Мне очень приятно находиться в вашей стране: у вас отличные люди — дружелюбные, доброжелательные. А вот русские от вас сильно отличаются, хоть и говорят, что они ваш братский народ. У них совершенно другое отношение к людям и всему миру, нежели у вас. Белорусы более спокойные, добродушные. Беларусь — это моя вторая Родина. Но в душе я все-таки дагестанец, и я горжусь этим. В общем, я белорусский дагестанец :). Наши народы, кстати, даже немного похожи. Белорусы, конечно, очень гостеприимный народ, но кавказская гостеприимность уже все-таки стала легендарной. У нас люди сделают для гостя все, что угодно. Каждый раз, когда приезжаю на родину, я в восторге от того, как меня встречают. Этому поражались и все мои белорусские друзья, которых я иногда брал с собой. Однако такие поездки бывают редко, ведь у меня постоянные сборы и соревнования. Я даже толком с семьей не могу побыть.

«Трохі размаўляю»

— Белорусский язык? Трохі размаўляю. Вельмі цікавае гучанне ў вашай мовы :). Понимаю я все, говорить тоже могу. Нельзя же столько лет прожить в стране и не знать языка. Поначалу у меня, правда, плохо получалось. В училище история Беларуси была на белорусском, и мне надо было как-то учить. Так мне мой друг Сергей Перников переводил то, что написано в книге, на русский язык, а я писал конспект и потом учил.

«Я мусульманин, и стараюсь соблюдать все традиции»

— В Гомеле у меня жена Настя и дочь Эльнара. Сам я мусульманин, и стараюсь соблюдать все традиции. Пять раз в день совершаю намаз. Отмечаю религиозные праздники. Хотя в Беларуси всего-то одна мечеть, да и мусульман немного. Но вот соблюдать пост в Рамадан у меня получается не всегда: все-таки спортивный режим требует нормального питания. Моя жена ислам не приняла, она — христианка. Неважно, кому молится человек. Конечно, мне хотелось бы, чтобы супруга приняла ислам, но я на нее не давлю. Я просто должен показывать хороший пример и давать знания об этом. Важно, чтобы человек понимал, зачем он что-то делает. Моя дочь уже пробует молиться вместе со мной. Правда, она пока не понимает, что к чему. Просто она смотрит, что я молюсь, подходит ко мне и говорит: «Папа, я тоже хочу молиться». Становится рядом со мной и повторяет все, что я делаю.

Материал и Фото; www.goals.by





Ниже приведены схожие материалы:

Похожие новости по теме:

Категория: Спорт | Просмотров: 5269 | Добавил: LezGiYar | В материале упоминаются: Алим Селимов
1 Lezgin66  
 
 
27.04.2012 21:53
 
Ваз Аллагьди вири рекьер ачух авурай - лезги элдин кьегьал хва!
Ответить       +2  
Спам

avatar