История Лезгин - Главы 4, 5, 6



ГЛАВА IV
 
К VII веку относится завоевание Албании арабами и распространение среди лезгиноязычных народов ислама. Во время правления халифа Омара (634—644 г.г.) арабские полчища вторглись в Иран и начали угрожать Албании. Поэтому правитель албанской области Гирдман Джаваншир выступил против мусульман на стороне сасанидского Ирана. В 642 году арабы нанесли сильное поражение персам, захватили Сирию, Месопотамию, Иран и устремились на Кавказ. Основу арабской армии составляла хорошо обученная конница. Пехотинцы набирались, в основном, из числа покоренных народов. Эта армада уничтожала все на своем пути, захватывая несметные богатства. Пятая часть добычи каждого арабского воина отдавалась в казну халифа. Поэтому завоеватели стремились награбить как можно больше, чтобы составить собственный капитал. Алчность и стремление к легкой добыче стимулировали храбрость арабов. Поэтому они одерживали одну победу за другой. Албания оказалась перед лицом огромной опасности. В этой сложной ситуации гирдманский князь Джаваншир попытался заручиться поддержкой Византии, и с этой целью несколько раз встречался с византийским императором Константином II. В 654 году халиф Осман направил на Кавказ армию под командованием Салмана ибн Рабиа. Арабы захватили Арцах и осадили город Партав. В это время на помощь Джаванширу пришли грузины и армяне. Через два года в Арабском халифате началась борьба за власть. Халифом стал Али. Воспользовавшись удобным моментом, Джаваншир собрал большое войско из всех областей Албании. Но этому делу помешали хазары, опять хлынувшие в Албанию с севера. Джаванширу пришлось сразиться с ними. И он заставил их повернуть обратно. Когда после Али халифом стал правитель Сирии Муавия, Джаваншир дважды ездил в его резиденцию — город Дамаск — вел с ним очень сложные переговоры и добился, чтобы его утвердили правителем всей Албании. По во звращении на родину его предательски убили проарабски настроенные михранидские аристократы. Его сменил племянник Вараз-Традат. К этому времени арабы подчинили себе всю обширную территорию вплоть* до правобережья реки Куры. Последний михранид — правитель Гирдмана — Шаруя был увезен в Дамаск и там тайно казнен. В 710 году хазары, основавшиеся в окрестностях Дербента, предприняли очередной опустошительный набег на Албанию. Но продвигавшиеся с юга арабы оттеснили их и заставили отступить на исходные рубежи. Начались продолжавшиеся с небольшими перерывами в течение 200 лет арабо-хазарские войны, вконец опустошившие лезгинские земли. В этих кровопролитных войнах приняли участие все племена Албании, которые смело атаковали арабские гарнизоны. Особенно отличались табасараны и кайтаги. Арабский полководец Джаррах направил против них мощный карательный отряд, который стер с лица земли села Ерси, Дювек, Дарваг. Зил, а жителей и скот захватил в качестве военных трофеев. Вслед за этим событием другой арабский полководец Маслама покорил Дербент и переселил сюда 24 тысячи арабских семей из Сирии. Это было сделано по той же причине, с какой и сасаниды переселяли сюда в свое время семьи персов. Цель была одна—резко изменить этнический фон в этом важном стратегическом районе, чтобы легко было проводить здесь собственную политику. Упорно сопротивлялась арабам область Лакз, не пускавшая их на свою территорию. В этой борьбе царь Лакза Авиз надеялся получить помощь от хазаров. Об этом тайно сообщили наместнику Дербента, арабскому полководцу Мервану. Тот лично возглавил огромную армию и повел ее по долине реки Самур против Авиза. Война Лакза с арабами длилась целый год. Исход противостояния решила смерть царя Авиза, наступившая от тяжелой раны, полученной во время тайного перехода к хазарам за помощью. Марван камня на камне не оставил от резиденции убитого царя, города Стал и обложил оставшихся в живых тяжким налогом, обязав ежегодно доставлять в Дербент 20 тысяч мер пшеницы. Правителем Лакза стал араб Хашрам Судами. Подобным образом, пройдясь по городам и селам с огнем и мечом, арабы покорили области Филан, Микрах и Ахцах. Для того, чтобы овладеть всей Албанией, арабам понадобилось около 100 лет. Утверждая в завоеванных странах исламскую религию, арабы безжалостно уничтожали культурное наследие местных народов, сносили языческие храмы, христианские церкви, зороастрийские молельни и повсеместно воздвигали мусульманские мечети. Уничтожались книги, летописи, произведения мастеров и художников. После арабского завоевания Албания была разделена на несколько административных единиц: Арцах, Шарван, Хурсан, Миран и некоторые другие, Лакз был подчинен Дербенту. Во главе всех административных единиц стояли арабы, передававшие власть по наследству. Местная знать стремилась породниться с арабскими правителями, охотно отдавала за них своих дочерей. Считалось большой честью положить начало роду, происходившему от знатного араба. Так возникали и развивались местные династии, которые забывали о своем истинном происхождении и кичились своей принадлежностью к роду завоевателей. Однако, и огромному Арабскому халифату не суждено было существовать вечно. Началась тенденция к обособлению местных правителей, которые чувствовали себя довольно самостоятельными вдалеке от халифской резиденции — города Багдада. Первым решился на открытый бунт эмир Дербента. Но халиф был еще достаточно силен, чтобы найти управу на ослушников. Поэтому во избежание подобных случаев он часто смещал правителей областей, назначал других. В этой ситуации возникали обиды, создавались балгоприятные условия для противостояния местных группировок, боровшихся за власть. Вместе с этими процессами продолжалось массовое переселение арабов из родных мест на территорию Албании. Арабы вместе с уже укрепившимися здесь персами и татами сильно изменили этнический фон в междуречье Самура и Куры. Лезгиноязычные народы под натиском переселенцев, которых поддерживали правители областей, вынуждены были перебираться в горы, на земли значительно худшие. К этому времени в исламе произошел раскол: образовалась шиитская секта, требовавшая передать халифский престол потомкам Али. Пришедшие к власти Аббасиды перенесли столицу халифата из Дамаска в Багдад и правили здесь в течение нескольких веков. Это был период расцвета халифата который не преминул оказать благотворное влияние и на лезгиноязычные на- роды. Восстанавливались разрушенные города, возрождались экономические связи с соседями. Принявшие ислам лезгины стали развивать науку, литературу, искусство. Арабский язык стал в Лезгистане языком науки и межнационального общения, постепенно вытесняя игравший ранее эту роль персидский язык, который пока удерживал прочные позиции только в области изящной, словесности, поэзии. В местной хронике «История Абу-Муслима» описывается типичный пример образования правящей верхушки и династий не только в областях, но и в отдельных населенных пунктах лезгин. У упомянутого Абу-Муслима, араба по происхождению, было четверо сыновей: Рамазан, Ибрагим, Юсуф и Мухтар-Санджаб. У последнего родилось семеро сыновей. После отбытия Абу-Муслима на свою родину, семеро его внуков обосновались в селении Усуг, что под Шах-ал-Бурзом (гора Шалбуз). Здесь возник конфликт между прибывшими и жителями селения Микрах. Поэтому они из селения Усуг разошлись в другие селения, в которых доныне живут из поколения в поколение. Вот имена сыновей Мухтар-Санджаба сына Абу-Муслима; Сейф-ад-дин, Юсуф, Наср-ад-Дин, Джамал, Абдулла, Хамзат, Али-Бархут. После этого Мухтар-Санджаб построил мечеть в селении Сейф-ад-Дина и умер в нем. Мухтар-Санджаб в свое время разбил войско микрахского Сам-Сама и все дела селения Микрах оказались в руках Сейф-ад-Дина. Юсуф обосновался в селении Куруш, Наср-ад-Дин и Рамазан в селениях Хина и Рутул, Мухаммед — в Шиназе, Джамал — в Яргуне, Абдулла в Курахе, Хамзат — в селении Рича, Али-Бархут — в селении Мака. У Юсуфа было четверо сыновей. Один из них жил в селении Штул, называемом Аиджалом, остальные в селении Курах. Шабан сын Юсуфа жил в селении Хучни, Халибан — в селении Хина, Сейф-ад-Дин — в селении Фий, Рамазан — в Дигахе, Юсуф — в Усуге, Али — в Бачкале, Халид — в Эчехюре, Джамал — в Муруге, Омар и Мухаммед—в селении Ахты, Хорезми —в Алике, Абдулла — в Халтане, Раджаб — в Тпиге, Халифа — в Штуле, Рамазан — в Уиухе, Мухаммед — в Алике. Затем часть их перешла в Кубу, Шарван, Табасаран, Аваристаы, Кумух,Кайтаг, Кубачи, Цудахар, Джар, Катех. Все они — из потомства Абу-Муслима, утверждает хроника. Эти сведения красноречиво показывают, что не только правители областей, но и городов и сел претендовали на обоснование своего происхождения от знатных арабских родов. Несмотря на эту негативную тенденцию, основное население Лезгистана долго противилось исламу, упорно придерживалось языческих обычаев и верований. Об этом свидетельствуют и отголоски язычества, сохранившиеся среди лезгин и поныне. С ними и другими оригинальными материалами можно познакомиться в приложениях, помещенных в конце этой книги.



ГЛАВА V
 
С ослаблением династии Аббасидов начал постепенно распадаться на отдельные независимые территории и весь халифат. На полную самостоятельность претендовали и разрозненные области Албании. В середине IX века в Шарване правила династия Муайядов. Ее основателем был наместник Шамахи Мухаммед ибн Язид. Заново укрепленный им город Шамахи в его честь стал называться Язидийей. Поздние правители из этой арабской династии стали называться шарван-шахами. Первоначально Шарван был небольшой административной единицей, но Мухаммед ибн Язид расширил ее территорию за счет соседних областей. Уже к X века шарван-шахи претендовали на Дербент. Основным населением Шарвана были лезгиноязычные народы, а также переселенные сюда в разные времена тэты, персы, арабы. В Арцахе, названном при арабах Ар-Раном, правил михранидский отпрыск Сахл ибн Сумбат. Его на этом посту сменил назначенный халифом Мухаммед бин Хамус, который укрепил город Ганцах (Гянджа). В Дербенте правил Хашим ас-Сулами — основатель дербентской арабской династии хашимитов. Он стал правителем Дербента в 869 году, правил самостоятельно и лишь номинально подчинялся халифу. Династия хашимитов просуществовала около 200 лет. В Дербенте стоял сильный арабский гарнизон. Здесь также, как и во всей равнинной части Албании жили переселенцы — таты, персы, арабы и местные лезгиноязычные племена. Дербент контролировал торговлю бакинской нефтью и солью. Правитель Шарвана Мухаммед ибн Язид и Хашим ас-Сулами были близкими родственниками. Более сильный в военном отношении Мухаммед ибн Язид стремился подчинить Дербент своему влиянию. Поэтому между обоими правителями шла скрытая ожесточенная борьба за сферы влияния. К северу от Шарвана было расположено небольшое княжество Лейран, основное население которого составляли также переселенцы — таты и арабы. Вскоре Мухаммед ибн Язид подчинил это княжество Шарвану. Еще дальше на север, на берегах реки Самур находилось царство Лакз. Его население составляли вытесненные из равнинных областей лезгины, будут, крызы, хины и другие лезгиноязычные племена. К X веку Лакз сохранял самостоятельность и не принимал ни зороастризма, ни христианства, ни ислама. Впоследствии он номинально подчинялся то Дербенту, то Ширвану. Во время острых стычек между отпрысками арабских династий правители Лакза назначались эмирами Дербента. Так случилось в 953 году, когда царь Лакза Хашрам был приглашен в Дербент в качестве его правителя. Один из сыновей Шарван-шаха Хайсам был назначен правителем Табасарана. Маленькие полузависимые княжества образовались в горах, где проживали лезгиноязычные народы — цахуры, кахи, эры, удины и другие. Здесь были мощные неприступные крепости, которые не подчинялись алчным рав- нинным правителям. В начале X века правившая в городе Двине курдская династия шеддадидов захватила Ганцах (Гянджу) и основала здесь самостоятельное государство. Вскоре она подчинила своей власти и город Партав с территорией Шамхора. Среди всех этих полусамостоятельных удельных княжеств выделялся Шарван, где в 1027 году пришла к власти местная династия Кесранидов. Правители этой династии происходили из местного коренного населения, по сама себя считали потомками персидских царей, а именно Хосрова Ануширванай. Между кесранидами и шеддадидами установились родственные связи. Породнились они и с дербентскими хашимитами. И шеддадиды и хашимиты в силу известных причин не могли не считаться с мнением кесранидов в вопросах, внешней и внутренней политики. В IX — XI веках через территорию шарван-шахов прошли русы, прибывшие сюда морским путем по Каспию. Кроме русов Шарвану угрожали нашествием тюркские кочевники, хлынувшие в это время из-за Каспийского моря в Иран. К середине XI века в Малой Азии образовалось сильное государство тюрков-сельджуков. Сельджуки были выходцами из Средней Азии и составляли одну из ветвей тюрков-огузов. В 1054 году они захватили Иран и стали угрожать династии шеддадиов. Вскоре она признала власть тюрков, предводителем которых был жестокий завоеватель Тогрул-бек. Спустя 15 лет в номинальную зависимость от преемника Тогрул-бека Алп-Арслана попал и Шарван. Сын шарван-шаха Манучихр был женат на дочери грузинского царя Давида. Этот брак объединил шарванцев и грузин на совместную борьбу с тюрками, хлынувшими в пределы древней Албании, которая прежде никогда не знала их. Шарван сохранял свою независимость ценой огромной дани, выпла- чиваемой ненасытным чужеземцам.



ГЛАВА VI
 
В начале XII века образовалось монгольское государство, превратившееся впоследствии в огромную империю. Ее возглавил Чингиз-хан. В течение семи лет (1213—1221 г.г.) он покорил Среднюю Азию и Иран. Хорошо обученная монгольская армия быстро продвигалась вперед, подчиняя себе огромные пространства. Полководцы Чингиз-хана Джебе и Субутай в поисках скрывшегося от них хорезмского султана Мухаммеда совершали вместе с войском длинные переходы, облагая местных правителей и население непосильными налогами, грабя и сжигая все на своем пути. Они должны были обогнуть Каспийское море с юга и по истечении трех лет вернуться в ставку Чингиз-хана по северному пути. В 1221 году огромная монгольская армия напала на Грузию, потом на Ганцах и Шарван. Разграбив города и селения, обложив население налогом, она вернулась на зимовку в Иран. В следующем году они осадили столицу Шарвана Шамахи. Население города оказало захватчикам отчаянное сопротивление. Монголы долго не мог- ли проникнуть в крепость. Но вскоре им удалось разрушить в нескольких местах мощные стены. А когда озверевшие воины хрынули в город, началась безжалостная резня. Разграбив Шамахи, монголы двинулись на Дербент. По пути к этому городу они жгли и разрушали все населенные пункты. Исторические хроники свидетельствуют о том, что монголы не смогли взят стены Дербента штурмом, поэтому прибегли к хитрости. Они послали к правителю Дербента несколько воинов со словами: пришлите ваших послов для заключения мира. Правитель Дербента поверил им и отослал в ставку Джебе и Субутая нескольких знатных людей. Монголы схватили их и убили, оста вив в живых только одного. Под страхом смерти ему предложили показать обходную дорогу на север. Тот показал. Так монголы прошли мимо Дербента Отдельные монгольские отряды проникали в предгорья Лезгистана, в частности в область Кюре. Лезгины вступили в схватку с ними, но монголы жестоко расправились с местным населением. Иноземцы с огнем и мечом прошли ют Табасарана до Кумуха, разграбив такие селения, как Касумхюр, Хив, Рича и Чираг. Особенно жестокой была расправа с жителями селения Рича. Таким образом монголы прошли через Кавказские горы и вышли на степные просторы, где обитали кыпчаки. Вслед за походом монголов началось нашествие кынчаков, которые прошли через Дербент на территорию Шарвана. Разоряя все на своем пути они дошли до Ганцаха и, захватив богатую добычу, вернулись в свои степи. Не оправившееся после столь жестоких походов иноземцев местное население опять стало жертвой. Теперь уже для войск Джамал-уд-Дина, сына хорезм-шаха, который решил покорить Закавказье и набрав здесь большую ар- мию, вступить в схватку с монголами, покорившими Хорезм. В 1222 году Джамал-уд-Дин захватил Ганцах (Гянджу) и превратил этот город в свою резиденцию. Отсюда он совершал частые набеги на Армению и Грузию. Он разорил города Тифлис и Двин. Шарван-шах спас свою страну от разорения лутем выплаты Джамал-уд-Дину 100 тысяч динаров. Однако, так долго продолжаться не могло. В 1231 году в Ганцахе вспыхнуло восстание под предводительством ремесленника Бандара. Из-за того, что силы были неравными Джамал-уд-Дину удалось расправиться с восставшими. Руководителей казнили, а Бандара четвертовали. В конце 1231 года Джамал-уд-Дин преследуемый монголами, скрылся в Курдистане, где и погиб близ города Диарбекира. Спустя четыре года Гянджу осадили монголы, руководимые полководцем Чармагуном. После семи дней осады они проникли в город и предали его жителей беспощадной резне. Монголы разорили и сожгли города Шамхор, Тауз и Баку. Затем они двинулись в сторону Дербента и в 1239 году взяли этот город штурмом. Таким образом, весь Шарван попал под монгольское иго. В феврале 1258 года монгольская армия под командованием Хулагу захватила столицу Арабского халифата — Багдад. В течение сорока дней продолжалась беспрецедентная резня и истязание местного населения. Они убили халифа Мустасима, и Арабскому халифату, просуществовавшему более 500 лет был положен конец. В период с 1262 по 1318 годы золотоордынские ханы регулярно осуществляли набеги на Шарван и окрестные территории. Против золотоордынцев выступили хулагиды — потомки монгола Хулагу. В этих войнах, продолжавшихся несколько десятилетий, участвовали на стороне хулагидов и лезгины, Лезгистану был нанесен тяжелый урон. Во время монгольского ига лезгины были обложены непосильной данью, разлагавшей их экономику и культуру. Монголы использовали равнинные места под зимовье, а горы — под летовье. Местное население всячески оттеснялось в самые непригодные для жизни бесплодные горы. По сообщениям летописцев налог с крестьянского двора составлял 70 процентов всех доходов. Монгольское иго сильно затормозило конслидацию лезгинязычных народов, отбросило их на сотни лет назад.В 1382 году в Шарване вспыхнуло восстание против крупных феодалов и монгольских династий. Был убит шарван-шах Хушенг. Воспользовавшись этим событием оппозиционная аристократия возвела на шарванский престол одного из дальних отпрысков шарван-шахов Ибрагима, который в это время уединенно жил в Шаки. Первые годы его правления отличались справедливостью и гуманным отношением к подданным. Он проявил себя способным государственным деятелем, искусным дипломатом. Когда разгорелась длительная и кровопролитная война между Хромым Тимуром и Тохтамышем, Ибрагим, искусно маневрируя между этими великими авоевателями смог спасти свою страну от разорения и подчинения одному из этих владык. Ибрагим встал на сторону более сильного Тимура и дал ему войско для битвы с Тохтамышем. Битва произошла в 1395 году на берегу реки Терек. Войско Тохтамыша было разгромлено. Одновременно Ибрагим старался установить былые связи Шарвана с соседями и в первую очередь с Грузией. Кроме того ему удалось сплотить вокруг Шарвана владетелей Шаки, Кайтага, Гянджи, Цахура и Илису. По сведениям летописца Мухаммеда Хиналугского в конце XIV века вся долина Самура была одной из областей Шарвана, выставлявшей для обороны страны самую мощную армию. Правители местных государственных образований состояли в родстве с шарван-шахом Ибрагимом. Тем временем Тимур не оставлял своих соседей в покое. Он и его преемники переселили в Арцах (нынешний Карабах) 50 тысяч семей тюрских кочевников из Турции и Сирии. Тюркско-туркменские племена наводнили всю северную и северо-восточную части Ирана. Самым сильным из них было племя Кара-коюнлу. Не уступало ему в мощи и племя Ак-коюнлу. Между ними началась борьба за сферы влияния. В это время в Малой Азии тюрки во главе с Османом образовали новое государство, переросшее впоследствии в Османскую империю. Все три тюрские государственные образования ставили целью завоевание свпредельных территорий. К борьбе за власть присоединилась и шиитский род сефевидов, осевший в Ардебиле. Основателем династии сефевидов был курд по имени Сейф-ад-Дин. Для укрепления своих позиций сефевиды стремились сделать учение шиизма государственной религией в суннитском государстве Ак-коюнлу. Так развивались события за пределами Шарвана. А в самом Шарване, благодаря усилиям Ибрагима и его преемников развивались наука, литература, искусство. Известны имена таких ученых, как Абу-Омар из Дербента, Хасан из Партава, Абу-Фазл из Ганцаха, Саид-Яхъя из Баку, Абд-ар-Рашид из Баку, Бадр из Шарвана, Юсуф из Шарвана, Камал-уд-Дин из Шарвана, Мухаммед из Шарвана, Юсуф из Куткашена, Мелик из Кюры, Ибрагим из Мюшкюра, Факир из Мискинджи, Мухаммед из Мюшкюра, Экбер-Вели из Ахцаха и другие. Все они были выходцами из среды лезгиноязычных народов.



Продолжение читайте тут -
Главы 7, 8, 9

Поддержим Лезгинский бизнес
Лента новостей
ОПРОС
Как Вы сморите на то, чтобы издание «ЛезгиЯр» публиковало не только лезгинские новости?
Всего ответов: 691
Реклама
Реклама
ЛезгиЯр на Facebook
Партнеры ЛезгиЯр
Лезги литература
Статистика

Яндекс.Метрика

Наша Кнопка

Онлайнда авайбур: 5
Мугьманар: 5
Иштиракчияр: 0


Сегодня нас посетили: