Поддержим Лезгинский бизнес
Лента новостей
ОПРОС
Как Вы сморите на то, чтобы издание «ЛезгиЯр» публиковало не только лезгинские новости?
Всего ответов: 689
Реклама
Реклама
ЛезгиЯр на Facebook
Партнеры ЛезгиЯр
Лезги литература
Статистика

Яндекс.Метрика

Наша Кнопка

Онлайнда авайбур: 33
Мугьманар: 31
Иштиракчияр: 2
kutulvilek, Jurnalist

Сегодня нас посетили:

 
Главная » 2011 » Май » 14 » К 100-летию со дня рождения Кияса Меджидова

08:52
К 100-летию со дня рождения Кияса Меджидова

К 100-летию со дня рождения Кияса Меджидова Я долгие годы общался с народным поэтом Дагестана Киясом Меджидовичем Меджидовым. Меня поражали кругозор, широта интересов, глубокие знания писателя об истории, о природе, животном и растительном мире Дагестана. И эти знания он мастерски использовал в своих художественных произведениях, особенно в рассказах и повестях, адресованных школьникам младших и старших классов. Это обстоятельство, очевидно, и давало повод многим читателям думать, что автор произведений является историком, зоологом или агрономом… На самом деле по профессии Кияс Меджидов был педагогом и юристом.Последняя наша встреча состоялась в конце июля 1974 года в Ахтах незадолго до его кончины... Мы сидели в саду писателя под грушевым деревом, вокруг щебетали птицы, он их очень любил и ежедневно кормил. Писатель тяжело болел, чувствовал себя плохо, но виду не подавал.

Мне не хотелось утомлять его, но все же я решился задать несколько вопросов о жизненном пути, о детских и юношеских годах (они совпали с годами революции и гражданской войны), об учебе, о первых шагах в творчестве, о пережитых и запомнившихся случаях из жизни… Глубоко задумавшись, после небольшой паузы он сказал: «Я не готов моментально ответить, оставьте все вопросы, интересующие вас, в письменном виде. Когда мне станет немного лучше, я на них отвечу письменно и вышлю вам почтой».Кияс Меджидович сдержал свое слово. За месяц до его кончины я получил на родном языке ответы на все свои вопросы. Ниже предлагаю читателям его письмо, переведенное мною с лезгинского языка.

Гаджи ГАШАРОВ, литературовед, профессор ДГУЯ родился в сел. Ахты, Самурского округа (ныне Ахтынский район) 22 марта 1911 года в семье рабочего-отходника Меджида. Детство мое прошло в родном селе, где и получил начальное образование.С малых лет любил природу, пытался разобраться в ее тайнах. Время было тяжелое: в стране революция, гражданская война, разруха. С девятилетнего возраста стал пользоваться дарами природы: в реках Самур, Ахтычай ловил рыбу, в горах собирал съедобные травы, заодно приносил домой вязанку хвороста для хара (печь для выпекания лезгинского хлеба).С годами я научился с помощью разных хитрых приспособлений ловить куропаток, фазанов и прочую живность. Когда младший брат Жалал подрос, я его тоже стал брать на охоту. Мать была беспредельно рада скудной провизии, которую мы приносили в бедный дом.

К счастью, после страшных потрясений в стране установился мир. Я не успел закончить пятый класс, как старшие братья увезли меня с собой в Баку, где в пригородном рабочем поселке Сураханы я продолжил учебу в школе.В 1929 году, закончив девять классов, затем шестимесячные курсы и получив квалификацию учителя начальных классов, был направлен на работу в область Ширван Азербайджана, а затем, в силу обстоятельств, оказался в сел. 

Курах Дагестана, где больше года проработал учителем.В 1929–31 годы учился в Махачкалинском индустриальном техникуме. После его окончания устроился на работу в Дагкнигоиздат учеником переводчика (им был Алибег Фатахов), чтобы совершенствовать знание русского и родного языков.В последующие годы я работал на Даградио диктором, редактором лезгинских передач, а позже по совместительству стал сотрудником военной прокуратуры.

В 1942 году меня направили учиться на шестимесячные прокурорские курсы, после окончания которых я работал помощником прокурора в Касумкентском и прокурором в Курахском, Хивском и Ахтынском районах Южного Дагестана.В 1954 году по состоянию здоровья вышел на пенсию и полностью посвятил себя писательской работе.В 1927 году вступил в ряды комсомола, а с 1944 я – член КПСС.Первые поэтические опыты относятся к концу 20-х и началу 30-х годов. Первым моим критиком был молодой талантливый поэт Алибег Фатахов. 

Понравившиеся стихи он одобрял и откладывал в особую папку, а неудачные тут же рвал и бросал в корзину для мусора.Так началась моя творческая биография. Дружба с Фатаховым – моим первым учителем – продолжалась до последних дней его жизни. Кстати, он же познакомил меня с Эффенди Капиевым, который живо интересовался не только моим творчеством, но и всех молодых советских дагестанских писателей.Я, Алибег Фатахов и Эффенди Капиев часто собирались вместе, делились своими впечатлениями о прочитанных книгах, рассказывали друг другу о творческих планах. Излюбленное место, где мы встречались, – валуны на берегу Каспия, напротив бульвара Сулеймана Стальского. Мы втроем там сфотографировались, но фотоснимок этот у меня позже какой-то дагестанский художник взял, да так и не вернул…Как-то при очередной встрече Фатахов попросил меня написать рассказ на любимую мною тему. 

Я написал рассказ под названием «Единственный». Сюжет его прост: у супружеской пары рос сын школьного возраста. Ему дали направление на учебу в город. Когда родители узнали об этой новости, они сильно расстроились, не хотели отпускать мальчика, как будто отправляли его на войну. Узнав о настроении родителей, сын напомнил им случай из их жизни, когда они получили извещение из кооператива о причитающихся им деньгах и товарах. Но из-за своей неграмотности, никому не показав эту бумагу, родители бросили ее в печку. 

Отец понял намек сына и разрешил ему поехать на учебу.Алибегу Фатахову рассказ понравился, и он рекомендовал передать его для опубликования в лезгинской газете.Как подчеркивал выше, в Баку я бывал многократно: жил, учился, получил профессию. За годы пребывания в интернациональном городе выучил азербайджанский и русский языки. Жил со старшими братьями в рабочей казарме.Долгими зимними вечерами рабочие-нефтяники собирались вместе и рассказывали сказки. 

Я, затаив дыхание, слушал их и попадал в какой-то волшебный мир, где царила справедливость и была прекрасная жизнь. Мне случайно в те годы попалась книга арабских сказок на азербайджанском языке «Эльф ва Лейла» («Тысяча и одна ночь»). Я ее прочитал на одном дыхании. С этого времени я полюбил меткое художественное слово, песни ашугов, литературу…Когда в Баку случилась инспирированная царизмом мусульмано-армянская резня, я с братьями вернулся в родное село. Здесь соседи, родственники, узнав о моей любви к сказкам, стали приглашать в гости, просить познакомить их с моим сказочным репертуаром… Так молва обо мне, как о сказителе, распространилась чуть ли не по всему селу. 

А мне все больше и больше  самому нравилось рассказывать односельчанам сказки и всякие истории.Когда я заканчивал рассказывать очередную сказку, молодежь просила продолжения, и я растягивал сюжетные линии, порою сам придумывал благополучные концовки. 

И это мне удавалось без ущерба содержанию.Вскоре в стране наладилась нормальная жизнь, и я из охотника и сказителя превратился в страстного натуралиста, горячо любящего природу и ее обитателей. Наблюдая за природой, за растительным и животным миром, я научился распознавать лекарственные травы, повадки диких животных и птиц, пути их миграции.Я очень любил путешествовать, общаться с людьми, собирать легенды, предания, притчи, пословицы, поговорки.

Трудно назвать лезгинское село или небольшой аул, где бы я не побывал.Тысячу единиц фольклорного материала, собранного мною, в 30-е годы я сдал в Институт национальных культур Дагестанской базы АН СССР.

Я жил в основном в сельской местности, среди чабанов, охотников и тружеников полей, хорошо знал их жизнь, думы и чаяния.Эти простые люди с натруженными руками и стали в основном героями моих произведений. Мне кажется, они узнавали себя в моих рассказах, повестях и романах.Писал я не только прозу, хотя она занимает в моем творчестве большое место, но и стихотворные, и драматургические произведения. Мне принадлежат десять пьес. Все они были поставлены на сцене Лезгинского драматического театра, а также в театрах других народов Дагестана. 

Так, в годы Великой Отечественной войны были созданы пьесы «Семья партизана», «Деды», «Слепые колючки», посвященные военно-патриотической теме.В послевоенные годы совместно с народным поэтом Дагестана Тагиром Хурюгским написал драму «Ашуг Саид», посвященную легендарному поэту и певцу, заступнику народа Саиду из Кочхюра. Она была показана на сцене Малого театра во время Декады литературы и искусства Дагестана в Москве в 1960 году и имела огромный успех, о чем свидетельствуют восторженные отзывы о ней в столичной печати.

Труженикам села и проблеме дружбы народов была посвящена моя пьеса «Цветок России», поставленная на сценах многих театров Дагестана. Она была отмечена поощрительным дипломом Министерства культуры Дагестана как сценическое произведение на актуальную тему.С 1939 года по 1941 год учился заочно в Литературном институте им. М. Горького в Москве. Когда началась война, учеба была прервана.Я прошел семь университетов жизни, семь раз вырывался из рук смерти, чего только не видел на своем веку. 

То, что я выжил после многих недугов, – это чудо, свидетельство моей беспредельной любви к жизни.Жил я по совести и честно, этому учил и своих детей. Из моих художественных произведений читатели могут узнать об отдельных эпизодах моей личной жизни.

Я никогда не примыкал к каким-либо группировкам, не делил свой народ на кюринцев, самурцев и кубинцев. В своем творчестве изобразил жизнь единого лезгинского народа, воспел Саида из Кочхюра, Сулеймана Стальского, себя считал представителем всего лезгинского народа.

Как известно, у всех людей есть плюсы и минусы, достоинства и недостатки. Это можно сказать и о классиках нашей литературы: Саиде из Кочхюра, Етиме Эмине, Сулеймане Стальском, Гаджи Ахтынском и др. 

Но плюсов у них было куда больше: они имели друзей-единомышленников, не знали зависти и злобы, были добрыми, справедливыми людьми, гуманистами…Всю жизнь я старался следовать их заветам, идти по пути великих художников слова русского народа — М. Лермонтова, А. Пушкина, М. Горького, М. Шолохова и др. Но получилось ли это, судить не мне…Меня часто спрашивали: «Какое из ваших произведений самое любимое?» Я им отвечал: «Мне все мои произведения дороги, но романы «Доктор с белой прядью» и «Дело прокурора Али Шахова» – чуть больше, ведь над ними я работал долго!»Отдельные критики и чиновники меня называли «детским писателем». 

Это, разумеется, высокая оценка, но я-то не только детский писатель, я же писал и для широкой читательской аудитории. Как и великие писатели Л. Толстой, А. Толстой, я почувствовал спрос и необходимость обращения к юным читателям и стал писать для них сказки, рассказы и повести. 

Это тем более важно, так как я хорошо знал детскую психологию, их внутренний мир, увлечения, запросы. Отсюда и полные романтики произведения для детей…Примечание: на поставленные вопросы я отвечал, будучи тяжело больным. Может, местами не смог связать свои мысли как положено.

С уважением, Кияс МЕДЖИДОВ,
3 августа 1974 года.
P.S. Другую статью Гаджи Гафарова о Киясе Меджидове вы можете прочитать ЗДЕСЬ.





Ниже приведены схожие материалы:

Похожие новости по теме:

Категория: Знаменитые Лезгины | Просмотров: 4004 | Добавил: Лань@Админ | В материале упоминаются: Кияс Меджидов
1 Сабина  
 
 
14.05.2011 20:14
 
С удовольствием прочитала статью. Огромное спасибо. Жаль, что мне не откуда достать эти произведения. Рада была бы также и произведения увидеть.
Ответить       0  
Спам

 
 
15.05.2011 09:01
 
Я искала сама эти произведения, особенно романы- "Вот камень, вот весы" и "Доктор с белой прядью", к сожалению, в инете нет их. С радостью бы выложила сюда...
Ответить       0  
Спам

3 Sabina  
 
 
15.05.2011 13:20
 
Я тоже искала, и не нашла. Надеюсь кто-нибудь выложить
Ответить       0  
Спам

4 Sabina  
 
 
17.05.2011 20:09
 
Загляните на эти странички
http://lezgikim.narod.ru/Pages/Biblioteka_2.html
http://planetadisser.com/see/dis_1255365.html
Ответить       0  
Спам

 
 
18.05.2011 04:33
 
Спасибо Вам большое, Сабина.) Ссылки сохранила.
Ответить       0  
Спам

avatar