Поддержим Лезгинский бизнес
Лента новостей
ОПРОС
Как Вы сморите на то, чтобы издание «ЛезгиЯр» публиковало не только лезгинские новости?
Всего ответов: 691
Реклама
Реклама
ЛезгиЯр на Facebook
Партнеры ЛезгиЯр
Лезги литература
Статистика

Яндекс.Метрика

Наша Кнопка

Онлайнда авайбур: 20
Мугьманар: 19
Иштиракчияр: 1
Alpangirl

Сегодня нас посетили:

 
Главная » 2014 » Январь » 2 » Восьмидесятилетний мальчик. Интервью с народным поэтом Дагестана Сажидином Саидгасановым

17:29
Восьмидесятилетний мальчик. Интервью с народным поэтом Дагестана Сажидином Саидгасановым

Восьмидесятилетний мальчик. Интервью с народным поэтом Дагестана Сажидином Саидгасановым Восьмидесятилетний мальчик. Интервью с народным поэтом Дагестана Сажидином Саидгасановым
В Дагестане есть особые аулы, которые прославились мастерами своего дела. Например, селение Арчута с древних времен известно как аул лудильщиков. Аул Цовкра известен на весь Кавказ своими искусными канатоходцами. Про ныне заброшенный аул Амузги Расул Гамзатов писал, что когда - то «имам Шамиль и все его наибы носили амузгинские клинки». В Дагестане есть также аул поэтов, Ашага - Стал. Здесь родился, жил и творил ашуг Сулейман Гасанбеков, более известный как Сулейман Стальский. Максим Горький его назвал «Гомером XX века».

В Ашага - Стале живет один восьмидесятилетный аксакал. Несмотря на почтенные годы, он лихо отплясывает на праздниках лезгинку, а стариковским посиделкам предпочитает компании молодежи. В любом застолье этот аксакал - желанный тамада. К каждому тосту он или вспомнит подходящую меткую историю, или прочитает стихи.

Стихи - это его работа и его жизнь. Зовут этого аксакала Сажидин Саидгасанов. Он заслуженный работник культуры Республики Дагестан, заслуженный наставник молодежи Республики Дагестан, отличник народного образования ДагАССР, член Союза писателей и Союза журналистов России. Но прежде всего, он народный поэт Дагестана. Весь Дагестан знает его песню «Почему ты пришел не вчера?»

- Сажидин - халу, расскажите, как и почему Вы решили посвятить себя литературе? Давно ли пишете стихи?

- Я родился в обычной крестьянской семье. Стал заниматься поэзией еще со школьных лет. Писал стихи, но чувствовал, что у меня выходит не то, что я на самом деле хочу выразить своими строками. Старшие мне говорили: Сажитдин, у тебя огромный талант, его надо развивать, а для этого тебе нужно учиться.

Помню, когда мне было 14 лет, я написал стихи, посвященные Сулейману Стальскому. Отнес их в районную газету. Пришел к редактору, вручил ему свою школьную тетрадку со текстом стихов, говорю: «Редактор - халу, посмотрите». Он открывает тетрадку, смотрит...Потом говорит мне: «У тебя в одной строке сказано, что Сулейман боролся против аксакалов. Зачем ты это написал? Сулейман аксакалов уважал». Я тогда не знал, что значит слово «аксакал», думал, это такой противный богатей - кровопийца... Редактор мне объяснил, что аксакал - это старик. Я сказал, что могу исправить свой текст. Редактор говорит «Исправляй, потом посмотрим». Я потом переправлял стихотворение. Трудно было это делать. Но мой труд был вознагражден: редактор опубликовал мое стихотворение. Я ходил радостный... Еще бы, меня, школьника, напечатали в газете...

А потом я начал учиться поэзии. Это оказалось куда труднее, чем я раньше думал. Мне большую помощь в постижении искусства слова оказала книга о жизни и творчестве Сулеймана Стальского, написанная Эффенди Капиевым. Я ее не мог читать молча. Я закрывал окна и двери в доме и читал ее вслух во весь голос. Бывало, что уходил в сад с этой книгой и читал ее так, что на другом конце улицы слышали. Книгу Капиева я зачитал до дыр. А потом сам начал сочинять. День и ночь сочинял. Даже на уроках в школе не переставал сочинять. Дошло до того, что учитель немецкого языка как - то сказал моему старшему брату, что я совсем перестал учиться. Брат мне после этого сказал: «Почему ты не учишься, позоришь нашу семью?» Я ему: «Зачем мне немецкий язык, математика, физика, если я хочу стать поэтом? Великий поэт Сулейман вообще был неграмотным». Брат после этого долго ругал меня. Потом, если он меня видел за сочинением стихов, то отбирал черновики и рвал их.

Видя как брат относится к моему сочинительству, я решил схитрить. Стал записывать стихи на лезгинском языке латинскими буквами. Брату, в отличие от меня, не довелось учить в школе иностранных языков, латинский шрифт ему был как китайская грамота. Видит он мои латинские буквы, спрашивает, что это такое. Я говорю, что это задание по немецкому языку. Брат меня хвалит, дескать, молодец, за ум взялся, большим человеком станешь. Когда я повзрослел, мне стало стыдно за свое вранье перед братом. Он был прав. Ведь он хотел, чтобы я выучился, а потом стал большим человеком.

Эти тетради «с немецким языком» у меня хранятся по сей день. Но ни одно стихотворение оттуда я не стал публиковать. Это были годы моей учебы. А ученик всегда пишет с ошибками и помарками.

- Как понимаем, это была Ваша приготовительная литературная школа. А какие у Вас были литературные университеты?

- Мое становление как поэта свершилось, когда я стал после окончания Буйнакского механического техникума работал мастером на инкубаторной станции. Захожу после смены в библиотеку, смотрю. там периодика лежит. «Литературная Россия», «Литературная учеба», другие газеты и журналы. Я брал там кое - какие подшивки, потом садился где - нибудь в глухом углу и внимательно изучал. Потом я подписался на журнал «Литературная учеба». Ничего, пожалуй, на свете я так не дожидался, как нового номера своего любимого журнала.

Мне как - то поручили поехать в Махачкалу с отчетом по работе инкубаторной станции. После отчета решил показать свои стихи какой - нибудь газете. Пришел, по - моему. в «Дагестанскую правду», показал редактору свою тетрадку со стихами. Редактор в недоумении: «Парень, ты что, поэт? А ну показывай свою поэзию». Я стал читать вслух. Там в редакции сидел один табасаранец и двое лезгин. Табасаранец говорит: «Если бы из табасаранцев кто - нибудь так писал, как этот лезгинский парень, я бы его на своей спине таскал всю его жизнь . Товарищи, Саидгасанов должен писать».

В этой самой тетрадке было мое стихотворение «Почему ты пришел не вчера?» Оно понравилось Меджиду Гаджиеву - нашему выдающемуся литератору и переводчику. Гаджиев опубликовал «Почему ты пришел не вчера?» в одном из литературных журналов.

С этого стихотворения все и началось... Безвестный колхозный мастер Сажитдин стал известен всем лезгинам как народный поэт. В «Литературной газете» про меня позже написали: «одно стихотворение сделало Сажитдина Саидгасанова народным поэтом Дагестана. Строки «почему ты пришел не вчера» в нынешнем Дагестане уже стали поговоркой». А я продолжал писать. Работать и учиться одновременно, и так, всю мою жизнь. Я впоследствии закончил Дагестанский университет имени Ленина. И сейчас продолжаю учиться. Поэт, как и учитель - это вечный труженик и вечный студент.

- Говорят, что Вы также переводили на лезгинский язык русскую классику. Например, ершовского «Конька - горбунка».

- Как- то мне мне приснился странный сон. Один мой товарищ, тоже поэт, мне во сне говорит: «Сажитдин, как тебе не стыдно? Ты до сих пор не перевел на лезгинский язык «Конька - горбунка!» А я текст «Конька - горбунка» до того в глаза видел совсем маленьким. Тогда у нас, аульных детей, была привычка брать в сельской библиотеке книги и потом хвастать, кто больше книг в библиотеке взял и прочитал. Я взял как - то эту книгу Ершова, начал читать. Мало что понял и запомнил тогда. Думал, что это интересная приключенческая книга, а там какой - то царь, какой - то волшебный конь, какая - то восточная царица... Мне тогда книга не понравилась, и я про нее вскоре забыл. Но после этого сна мне стало не по себе. Я решил, что должен перевести «Конька - горбунка» на лезгинский.

Я стал искать эту книгу. Не нашел. Сначала огорчился, опустил голову, а потом один преподаватель литературы дарит мне именно книгу Ершова. Я взялся за подстрочный перевод сказки с русского на лезгинский. Перевожу - перевожу, и все мне мой перевод не нравится. Я поначалу думал: «Сажитдин, куда тебе переводить Ершова? Ты бы еще за Пушкина или Шекспира взялся!» Потом решил, что доведу перевод до конца, и будь что будет. Так и работал: переводил - исправлял и снова исправлял. До самого конца работы меня не покидала мысль, что я делаю все неправильно. Но перевод сделал. До сих пор мне кажется, что он мог быть куда лучше.

- Ваша пьеса «Тетушка Воробушка» стала классикой дагестанской театральной сцены. Расскажите, как Вы ее писали.

- Идея этой пьесы пришла мне в голову во время работы над переводом «Конька - горбунка». Мне захотелось написать сказку о воробьихе, которая всех обманывает. Идея этой сказки меня настолько захватила, что я сел как - то за стол и писал, забыв обо всем на свете. Закончив сказку, я представил ее на суд своих учителей - дагестанских литераторов. Думал поначалу, что она никому не понравится. А потом меня внезапно приглашают в Дербент, в Лезгинский музыкально - драматический театр имени Сулеймана Стальского. Я думаю, зачем? В театре сказали, что хотели бы переложить мою сказку про воробьиху для детской лезгинской сцены. Я с радостью взялся за эту работу. До сих пор с теплотой вспоминаю свое сотрудничество с этим театром. В его репертуаре было много моих пьес для детей. Впрочем, на них с удовольствием ходили и взрослые.

Я люблю писать для детей. Многие мои произведения вошли в книги стихов для детей. Например, мое стихотворение про сельского мальчика - пастушка, который вступил в неравную схватку с огромным волком.

- Вас знают как автора детских песен на лезгинском языке.

- Захожу как- то по своим делам в методический кабинет школы, где преподавал. А там сидят молоденькие учительницы, грустные совсем. Говорят они мне: «Дядя Сажидин! У нас беда. Совсем нет песен для детей на лезгинском языке, нечего предложить детям для разучивания. Вы ведь поэт, сочините песенку для детей на лезгинском, пожалуйста». С песнями на лезгинском у наших школьников, особенно младших, и в самом деле все плохо было. Но я тогда еще не пробовал себя на ниве детских песен. Писал шуточные, бытовые песни,а детских не касался. Пробовал возразить, но эти девчушки - учительницы просто умоляли, чтобы я им помог. Что делать, надо помочь.

Долго сидел - мучился, ничего на ум не приходило. Помог случай. Был как - то дома у своего второго сына. Его маленькая дочка, которая сидела на качелях в саду, вдруг заплакала. Я присел у качелей, давай ее качать и приговаривать: "Не плачь, моя внучка Зарина, я тебе зайчика принесу, будет он прыгать...«Сидел, напевал под нос, что на ум взбредет - и вдруг меня осенило. Написал стихи на лезгинском под названием «Шехьмир чан, Зарина», то есть, «Не плачь, Зарина». Потом Кяхриман Ибрагимов, наш замечательный композитор, положил эти стихи на музыку.Вот и стал седой мальчик Сажидин еще и детским поэтом - песенником. Сегодня в Дагестане более трехсот песен на лезгинском языке написаны на мои стихи, а шестьдесят процентов из них посвящены детям.

- А Вам что проще писать, стихи или прозу?

- Прозу писать лично мне куда проще, чем стихи. Писать стихи - это тяжелый труд, но меня, в основном, знают, как поэта. В газетах даже пишут, что я народный поэт Дагестана, которого по уровню поэтического слова можно сравнить с Ети Эмином и Сулейманом Стальским. Журналистам, критикам, конечно, виднее. Лично я об этом никогда не задумывался.

Я часто говорю своим товарищам по перу: представьте, что вы поднимаетесь по лестнице. Если пропустите какую - нибудь ступеньку, то сразу споткнетесь, полетите кувырком вниз и сломаете себе руку или ногу . Стихи - как музыка, поэтому нужно соблюдать размер, ритмику, чтобы стихотворение вышло музыкальным. Стихи должны быть образными, легко читаемыми. У некоторых сейчас такие стихи выходят - кошмар! Сам автор не может своего стихотворения прочитать, не говоря уже о бедном читателе. Надо уважать и любить читателя, потому что ты пишешь, в первую очередь, для него. Если ты пишешь лишь потому, что тебе хочется, то ты не поэт. Я пишу для читателя, а не для себя. А чтобы читатель понял то, что я хочу сказать, я придерживаюсь классического канона стихосложения.

- Вы также известны как собиратель лезгинского народного фольклора. Приходилось слышать, что в Дагестане мало кто по - настоящему занимался исследованиями устного народного творчества лезгин.

- Вы про мою книгу «Ожерелье преданий»? Расскажу, как я работал над ней. У лезгин в ходу много пословиц о родине, о героях, о дружбе... Вроде бы, это хорошо, лезгины чтят своих героев, ценят дружбу. Но при этом редкий лезгин вспомнит пословицу, связанную с обычной жизнью человека . Например, я ни разу не встречал нашего эквивалента русской поговорке «знать как свои пять пальцев». Что, мы лезгины только и делали, что вплетали своих героев везде, где на ум придет, а на свои пальцы не смотрели? Мне пришла в голову идея начать собирать лезгинские поговорки. Ездил по аулам, искал аксакалов, расспрашивал их, потом записывал то, что они мне говорили. Собрал, систематизировал, составил сборник, сдал в печать. Попался хороший редактор, по фамилии Тагиров, он без разговоров напечатал этот сборник. Большая книжка получилась. Она вышла в печать под названием «Ожерелье преданий». В «Литературной газете» ее назвали «выдающимся событием в истории лезгинской литературы».

Этот сборник попал в руки Амри Шихсаидову, выдающемуся дагестанскому востоковеду и исследователю Кавказа. Он меня говорит: «Одним поговоркам про пальцы в твоем сборнике целый раздел посвящен. Я, ученый, который полжизни отдал изучению истории народов Дагестана, про эти лезгинские пословицы ничего не знал. Где ты их раскопал, Сажидин?» «В народе», - отвечаю я.

Как я собирал материал? Приезжаю, скажем, в селение Курах. Спрашиваю у местного аксакала, как они называют пальцы на руках и ногах, нет ли у них про пальцы каких - нибудь присловий, шуток... Точно так же я работал в Ахтынском районе и других местах, где живут лезгины. И не только про пальцы спращивал. Про носы, уши, глаза, пятки... Когда спрашивал про пятки, узнал, что в лезгинском языке есть аналог крылатого выражения «ахиллесова пята», и этот аналог живет в нашем языке с очень давних времен.

Не могу не вспомнить еще одну вещь. Один из мюридов шейха Магомеда Ярагского по впоследствии стал ашугом по имени Узден. Некоторые его песни сохранились до наших дней. Один мой товарищ мне предложил исследовать творчество этого ашуга. Я тогда обошел весь Магармкентский район и на свое исследовательское счастье насобирал много материала. На основе собранного материала родилась моя историческая повесть «Ашуг Узден».

Так и вышло, что На настоящий день я автор десяти книг стихов и прозы, а также исследовательского сборника «Ожерелье преданий». Рад, что мои скромные труды были удостоены внимания дагестанских ученых. Например, «Ожерелье преданий» было высоко оценено выдающимся филологом Ахмедуллахом Гюльмагомедовым. Мои стихи для детей переводились на русский язык и неоднократно публиковались журналом «Дошкольное воспитание», а юмористические стихи печатались в «Крокодиле».

- И как Вы относитесь к своим литературным регалиям?

- Меня печатали в Москве несмотря на то, что я не был членом Союза писателей. Я и не думал туда вступать. Ведь для этого нужно ехать в Москву, а у меня никогда не было лишней возможности туда съездить. Время, расстояние и, сами понимаете, деньги. Но как - то раз у меня случилась оказия оказаться в столице. Захожу по своим делам в здание Союза писателей на улице Рождественка, а меня там спрашивают, почему я до сих пор не состою в Союзе. Я объяснил, что не было времени составлять заявку, подавать документы и заниматься прочей бюрократией. И что ж думаете? На следующий день мне звонят и поздравляют с приемом в Союз писателей России. Спустя некоторое время меня точно так же приняли в Союз журналистов России.

Сейчас звания народных артистов, заслуженных деятелей искусств дают любому человеку. Вышел на сцену, спел песенку, написанную не тобой, ногами подрыгал - и ты уже народный артист. Это неправильно. Академик Абдусалам Гусейнов, наш великий земляк, потомок шейха Магомеда Ярагского, как - то сказал: прежде, чем давать кому - то звание народного артиста, надо проводить общероссийский референдум. Но разве у народа что - нибудь спрашивают? В Дагестане есть много талантливейших поэтов, писателей, артистов, о которых люди не знают, потому что они остались в тени. Как сейчас говорит молодежь, этих служителей искусства «задвинули».

- Чему посвящены книги, которые Вы пишете для детей? Чему Вы хотите научить подрастающее поколение?

- Я хочу, чтобы нынешняя молодежь была честной и работящей, уважала адаты и авторитет старших. Сегодня честный труд и уважение к старшим в чести не у многих молодых. Есть такие, которые до двадцати лет сидят на шее у отца с матерью, а отец и мать потакают этой дурной привычке своего отпрыска. Потом этот не привыкший трудиться отпрыск паразитирует на теле общества.

Ему хочется красиво жить, а работать он не привык, поэтому начинает заниматься противоправными вещами. С девушками у него тоже все плохо; ни одна порядочная девушка не станет женой проходимца. Поэтому он бегает по проституткам или, того хуже, встает на путь сексуального насилия.

А почему молодые уходят в «лес» к ваххабитам? Опять же из - за денег. Обычный честный труд в Дагестане сейчас не в чести, за него много не платят. А у ваххабитов денег много, и они готовы ими поделиться со всяким, кто к ним придет и будет им служить.

Говорят, что в нынешнем Дагестане деньги решают все. Я бы дополнил: не все деньги, а легкие, шальные, которые достаются преступным путем. Нужно, чтобы об Дагестане судили ставили не по проходимцам с их миллионами, не по ваххабитам, а по труженикам с их честной трудовой копейкой. Слава Аллаху, у нас таких тружеников куда больше, чем лиходеев с их шальными миллионами - миллиардами.

Ну и чего я хочу? Чтобы дети хорошо учились, делали людям добро. Надо всегда делать добро. Бывает, что сделаешь кому - то хорошее дело, а этот человек платит тебе за добро неблагодарностью. Если так, то он - глупый человек, не смотри на него, и продолжай делать добро дальше. Аллах твоего добра не забудет.

Мои книги для детей предназначены и взрослым. Прежде всего, тем, школьным учителям.

- Что бы Вы хотели сказать школьным учителям?

- Дети не выносят лицемерия. Если учитель, скажем, любит выпить, дети это видят. Он им скажет, что пить нельзя, алкоголь - это яд, а сам будет продолжать пьянствовать. Такой неразумный учитель разрушит доверие ребенка к взрослому миру. Ребенок, школьник, подумает, что взрослый мир состоит из лицемеров, а первые лицемеры в нем - школьные учителя!

И что, будет такой ребенок хорошо учиться? Нет. Не исключено, что он свяжется с плохой компанией и попробует в первый раз алкоголь именно в школьном возрасте. И не только алкоголь, но и наркотики... Тех, кто занимается поборами с учеников, надо выгонять из школ. Взяточнику, мздоимцу, не место в школе, потому что школа - это не место для преступников. Я имею право так говорить. Все - таки, 25 лет проработал в сельской школе.

Я сторонник справедливости. Пришлось мне как - то преподавать в том классе, где училась моя вторая дочка. В седьмом классе она стала плохо учиться. Я ее выгнал из школы и отправил помогать матери. Почему так сделал? Дочка показала, что не хочет учиться. Если человек не хочет учиться, это его право, но тогда пусть он работает. Тот, кто ходит в школу или институт лишь потому, что «надо», тот тунеядец.

Я знаю секреты детей. Мне сейчас восемьдесят первый год, я весь седой и в морщинах, но я себя считаю седым мальчиком. С детьми и молодежью я общаюсь не как аксакал, а как их одногодок. Советую всем аксакалам: побольше общайтесь с молодежью, слушайте ее, пытайтесь узнать, чем молодежь живет и что ее беспокоит. Общение с вами и молодым поможет, и вам. Если я пообщаюсь с пареньком или девчушкой, то после этого чувствую себя совсем юным. Общаться с молодыми - это такая радость!

Хочу сказать своим ровесникам кое - что. Пожилые люди, не замыкайтесь в своем старческом кругу, побольше общайтесь с молодежью, помогайте ей. Сразу почувствуете себя молодыми.

Продолжение следует

Беседовал Артур Приймак




Ниже приведены схожие материалы:

Похожие новости по теме:

Категория: Знаменитые Лезгины | Просмотров: 2789 | Добавил: Редактор | В материале упоминаются: Сажидин Саидгасанов, знаменитые лезгины, Артур Преймак
Оставьте свой комментарий!
avatar