Поддержим Лезгинский бизнес
Лента новостей
ОПРОС
Как Вы сморите на то, чтобы издание «ЛезгиЯр» публиковало не только лезгинские новости?
Всего ответов: 679
Реклама
Реклама
ЛезгиЯр на Facebook
Партнеры ЛезгиЯр
Лезги литература
Статистика

Яндекс.Метрика

Наша Кнопка

Онлайнда авайбур: 7
Мугьманар: 7
Иштиракчияр: 0


Сегодня нас посетили:

 
Главная » 2013 » Февраль » 26 » Азизу Алему - 75

16:16
Азизу Алему - 75

Азизу Алему - 75
Во вторник, 19 февраля, исполнилось 75 лет со дня рождения лезгинского поэта, критика и публициста Азиза Алема.
Его творчество настолько богато и разнообразно, что читатель может найти в поэтическом мире поэта произведения многих форм и жанров, известных и неизвестных литературоведческой науке. Поэтому остановимся только на этой стороне творчества Азиза Алема, тем более, что слишком мало внимания уделяется в работах наших теоретиков и историков литературы технике стиха.

Поэтическая  концепция

Образно выражаясь, творчество Азиза Алема напоминает Королевский ботанический сад Англии – настолько он многообразен и богат. К созданию такого «сада» поэт приступил еще в студенческие годы, о чем свидетельствует его первый сборник стихов «Алмазная россыпь» (1963г.), изданный в Дагкнигоиздате на родном языке.

В этом сборнике не менее тридцати новшеств для тогдашней лезгинской поэзии. Сами по себе эти новшества не самоцель, не игра фантазии, не щегольство поэта. Нет, в своей художественной практике Азиз Алем всегда исходит из гармонического единства формы и содержания произведения. И это происходит потому, что ему всегда ясен идеал, которому он служит.

Иными словами, все эти новшества, поиски и находки, а точнее открытия, соответствуют его философским, эстетическим воззрениям, очень четко выражают сущность и параметры его творческого кредо, его художнического бытия: оставаясь сугубо национальным поэтом, жить жизнью всей планеты и, по мере возможности, всей Вселенной.

Поэтому не удивительно, что в творчестве Азиза Алема и древнегреческое «эхо» (по­лезгински «элван»), и старофранцузская строфическая форма «ЛЭ», и японские танка и хокку, не говоря уже о сонетах, триолетах, терцинах, ронделях, рубаи, газелях и т. д., а также масса изобретенных им необычных форм и строфических конструкций, которые как из рога изобилия ссыпаются на нас, на читателей.

Хвостатый сонет

Одним из таких новшеств для лезгинской поэзии явился тамгас (лезгинский вариант хвостатого сонета). Тамгас как термин появился в результате словообразования. Хвостатый сонет по­лезгински означает «тум галай сонет». Из этих трех слов Азиз Алем образовал одно слово «тумгас», заменив потом букву ­ «у» ­ на «­а»­.

Таким образом, вместо трех пояснительных слов на лезгинском языке появился один термин «тамгас». К этому изобретению поэта мы вернемся после краткого ознакомления с сонетом и его разновидностями.

Сонет (от итал. Sonetto, от итал. Sonare –­ звучать) твердая форма, лирическое стихотворение из 14 строк в виде сложной строфы, состоящей из двух катренов (четверостиший) на две рифмы и двух терцетов (трехстиший) на три, реже – на две рифмы. Эту форму изобрел в середине 13 в. сицилийский стихотворец Якопо да Лентини, а прославили ее знаменитые итальянские поэты Возрождения Данте, Петрарка, Тассо. Итальянский (петрарковский) сонет состоит из двух катренов с рифмовкой abba abba или abab abab и двух терцетов с рифмовкой cdc dcd или cde cde, реже cde edc. Форма повлияла на романоязычную поэзию: во Франции 16 в. – П. де Ронсар, в Португалии 16 в. – Л. ди Камоэнс, в Испании 17 в. – Л. де Гонгора­и ­Арготе. В середине 16 в. в Англии Г. Ховард, граф Суррейский, разработал сонет со схемой рифмовки abab cdcd efef gg. Эту упрощенную форму популяризовал и сделал образцовой У. Шекспир («Сонеты»), поэтому ее называют шекспировским сонетом. Европейские поэты разработали много оригинальных видов сонета, а также венок сонетов – одну из наиболее трудных литературных форм.
Первый русский сонет был написан В. Тредиаковским (1735). Трижды обращался к известной форме А. Пушкин («Сонет», «Поэту», «Мадонна»). Регулярно сочинял сонеты А. Фет. Форма заняла центральное место в лирике поэтов начала 20 в.: В. Брюсов,

К. Бальмонт, А. Блок, И. Бунин.

О природе… сонета

Природа поэзии необычайна и неповторима. В очередной раз эту истину доказывает то, что на основе сонета построен ряд производных и усложненных форм:
«венок сонетов», состоящий из 15 сонетов, связанных друг с другом по определенной схеме;
онегинская строфа, представляющая собой сонет английского типа с обязательным чередованием перекрестной, парной и опоясывающей рифмовки в катренах;
«опрокинутый сонет», в котором терцеты не следуют за катренами, а предшествуют им;
«хвостатый сонет», в котором к произведению добавляется еще один или несколько терцетов;
«половинный сонет», состоящий из 1 катрена и 1 терцета;
«безголовый сонет», в нем отсутствует первый катрен;
«сплошной сонет», написанный на двух рифмах;
«хромой сонет», с укороченными четвертыми стихами в катренах.



Отдельные поэты предлагали – систематически или в виде разового эксперимента – различные другие трансформации сонета – заслуживает внимания, в частности, «сонет триолетно­октавный» Федора Сологуба (1920г.), складывающийся из триолета и октавы.

Почти все перечисленные выше формы сонета присутствуют в творчестве Азиза Алема. И не только. Есть у него еще и абсолютно новые виды сонета, которые не имеют аналогов в мировой поэзии. К примеру, лезгинский сонет, неосонет и т. д. Кроме всего этого, есть у Азиза Алема разные виды сонетности, сонетоиды, т. е. стихотворные конструкции из 14 строк с различными формами рифмовки: сайнар, ярна, санах, тавсан, велс, ираб, кошнет, рунет, фархан и т. д. Безусловно, все они относятся к разряду твердых форм.

Вернемся к тамгасу – хвостатому сонету. Появление этого удивительного плода в лезгинской литературе, как было уже сказано, непосредственно связано с творчеством Азиза Алема. 14 мая 1998 года на страницах республиканского еженедельника «Лезги газет» появился первый тамгас, то ­бишь хвостатый сонет «Игитдин кар» («Дело героя»).

Этот тамгас –­ своеобразный разговор лирического героя «о времени и себе», который через призму своих чувств описывает жуткую картину общества после развала СССР и приходит к выводу, что истинный герой, истинный патриот не должен сидеть возле очага, иначе завтрашний день станет черным как уголь, что в очаге.

«Семнадцать  мгновений»

Попозже в еженедельнике «Лезги газет», в журналах «Самур», «Женщина Дагестана» увидели свет и другие тамгасы поэта: «ЧIехи рагъ хьиз» («Как солнце величавое»), «Женнетдин къуш» («Райская птица»), «Зулун тамгас» («Осенний тамгас»), «Къизилдин мехъерин юкъуз» («В день золотой свадьбы»), «ЧIулав чIагъар» («Черные вороны») и др. В идейно­тематическом и жанровом отношении они создают широкий спектр авторских интересов и творческих возможностей.

Как показывает мировая художественная практика, хвостатые сонеты обычно состоят из семнадцати строк. Есть и в двадцать строк (например, у Ф. Берни). Но у Азиза Алема есть тамгас даже в двадцать три строки. Это «Черный кишмиш», посвященный любви лирического героя и негритянки, которым не удалось соединить свои судьбы из­за жестоких законов времени:

Чун чал бенд тир – дуьнья тахкваз,
Москвани кваз ийиз тешвиш.
Туьнт пIагьар гуз лугьудай ваз:
«Африкадин чIулав кишмиш».

Ингье садра… йифиз гатун
Чал ажайиб ифин хьана:
Зи къужахда куькIуьнна вун,
ЦIай галукьай цIивин хьана.

Гуя туна зун суьгьуьрда,
Заз сифте яз зи уьмуьрда
На къалурна гьарашдин май.

ТIимил хьанач ихьтин йифер,
Сад хьайи чи сирер – сивер,
Шад хъвер ийиз кьуд патаз пай.

Амма хьанач чун чаз кьисмет:
Хьана къалум течир мирвет
Бед замандин къанунрин къай.

Фена йисар – залан, четин,
Хьанва зи рикI халис цIивин.
Заз герек я анжах виц Iай.

Агь, гьинва вун?.. Ша, заз килиг!
Эцигна ви шикил вилик
За хъвазва къе кишмишдив чай.

1988

Особо хочу отметить, что, как художник слова, Азиз Алем не ищет легких путей. Его тамгасы, как и другие его произведения, написаны, как говорится, на высоком регистре. В беседах с нами, молодыми поэтами (да и в печати!), он часто говорит: «Стихотворная строка должна звучать как струна скрипки Паганини». Это сказано не ради красного словца. Поражает звуковая организация его стиха. Для наглядности приведу один из хвостатых сонетов А. Алема – «Осенний тамгас».

Мад атана зулун гарар
Зарул ттарар члада тваз,
Ягъиз чпиз къизил сарар
КIвахьай пешер харада тваз.

 Харада тваз чилин беден
Тежедайвал мекьила мур,
Ракъини гуз къизгъин темен
Ахъайдалди ттарари тIур.

Ттарари тIур ахъайдалди,
Менефесдик кутаз вири,
Къвада ширин «гьарайдалди»
Абулейсан цавай вили.

Цавай вили, ягъиз тафтар,
Гьахьда гьардан рикIиз гатфар,
Вахгуз гьардав вичин либас.
Дуьнья акваз, хьанвай хилас,
За жув гьиссда лекь хьиз ихлас.

«Самур», №4, 2005

На первый взгляд, стихотворение посвящено осени, круговороту времен года. Но какая радость бытия! Это настоящий гимн природе. Тамгас написан в мажорных тонах, с большим символико­философским подтекстом (придет весна, вернет всем свои естественные наряды и, увидев освободившийся мир, лирический герой почувствует себя настоящим орлом). Как достигается весь этот эффект?

Стихотворение написано восьмисложным размером при цезуре 4­4 без единого технического нарушения, что вообще не характерно А. Алему. Обилие ассоциаций, аллитераций, полных и точных рифм, отсутствие придаточных предложений, союзов, простота и ясность фраз и т.д. – все это делает стих легким, звучным. При чтении стихотворение льется как песня.

Всему этому способствует еще и архитектоника тамгаса. Обратите внимание на выделенные мною слова в стихотворении. Как много эпанафоров (соединение эпифоры и анафоры)! Это не случайность. Это не разовый, обыкновенный стык, а продуманная система, четкая конструкция. Здесь налицо спиральное повторение, так называемый анадиплосис, то же, что палилогия.

Испытание тамгасом

К сожалению, хвостатый сонет, кроме творчества Азиза Алема, еще не получил, как другие твердые формы, широкого распространения в лезгинской поэзии. Только один раз в еженедельнике «Лезги газет» (18. 02. 1999г.) Ханбиче Хаметова опубликовала необычное стихотворение под названием «Яргъи хьайи сонет» («Удлинившийся сонет»), который напоминает сонет английского типа с дополнительным катреном, т. е. в этом стихотворении восемнадцать строк.

Тамгас и другие формы сонета свидетельствуют не только о профессионализме, степени одаренности того или иного поэта, но и показывают, насколько богат, гибок и эластичен язык, на котором они создаются.

Мы еще и еще раз убеждаемся, что такие стихотворные конструкции, как хвостатые сонеты и другие твердые формы, доступны лишь тем поэтам, у которых высокая поэтическая культура и богатый духовный мир. Прав был мудрец: Дело мастера боится. В поэзии тоже!

Автор Магамед Ибрагимов, аспирант кафедры Дагестанской литературы ДГПУ
Еженедельник «Настоящее время»




Ниже приведены схожие материалы:

Похожие новости по теме:

Категория: Знаменитые Лезгины | Просмотров: 3098 | Добавил: Jurnalist | В материале упоминаются: азиз алем
Оставьте свой комментарий!
avatar