Поддержим Лезгинский бизнес
Лента новостей
ОПРОС
Как Вы сморите на то, чтобы издание «ЛезгиЯр» публиковало не только лезгинские новости?
Всего ответов: 678
Реклама
Реклама
ЛезгиЯр на Facebook
Партнеры ЛезгиЯр
Лезги литература
Статистика

Яндекс.Метрика

Наша Кнопка

Онлайнда авайбур: 40
Мугьманар: 39
Иштиракчияр: 1
tariverdiev

Сегодня нас посетили:

 
Главная » 2015 » Апрель » 27 » Хаджи-Давуд в пятерке выдающих правителей 16-18 века

07:29
Хаджи-Давуд в пятерке выдающих правителей 16-18 века

Хаджи-Давуд в пятерке выдающих правителей 16-18 века Хаджи-Давуд в пятерке выдающих правителей 16-18 века Хаджи-Давуд в пятерке выдающих правителей 16-18 века Хаджи-Давуд в пятерке выдающих правителей 16-18 века Хаджи-Давуд в пятерке выдающих правителей 16-18 века Хаджи-Давуд в пятерке выдающих правителей 16-18 века
«Никогда лезгины не были так страшны, вообще для всего Закавказья, как во второй половине ХVIII столетия»

В рамках проекта «Пятерки» мы планируем знакомить читателя с древней и современной историей Дагестана через составление списков, которые будут включать в себя наиболее значительные события, великие личности и другие интересные подробности из прошлого и настоящего родного края. В данной подборке собраны пять выдающихся правителей из истории Дагестана. 

Это люди, которые отличились не только умелым управлением на подвластных им территориях, но были еще и храбрыми, умелыми воителями. И так, предлагаем вашему вниманию 5 самых брутальных дагестанцев-менеджеров 15-18 века по версии «РЕД»

Умахан Великий



Этот могучий горец правил Аварским ханством во второй половине 18 века. Историки отмечают, что Умахан Великий мог составить конкуренцию правителю любого государства, окружавшего в то время аварские территории. При нем Хунзахское ханство заметно окрепло, расширило свои границы. Государство аварцев включало в себя 27 свободных селений и 160, плативших дань хану. Они в свою очередь были поделены на 4 округа, каждый из которых в случае необходимости мог выставить 30-40 тысячное войско. 

Дагестанский историк Магомед Гасаналиев отмечает в одной из своих работ, что Умахан обладал привлекательной внешностью, был приветливым, щедрым и великодушным. Причем последнее качество, по словам историка, преобладало в нашем герое настолько, что за все время своего правления он приказал казнить лишь одного человека, о чем жалел всю жизнь. 

О храбрости, отваге и полководческом таланте Умахана в 1848 году подполковник Неверовский в своей книге «Краткий исторический взгляд на северный и средний Дагестан до уничтожения влияния лезгинов на Закавказье» сообщал следующее. 

«Никогда лезгины не были так страшны, вообще для всего Закавказья, как во второй половине ХVIII столетия, а в особенности когда имели предводителем Омар-Хана Аварского. Дополняя недостаток материальных средств, дерзкою предприимчивостью и необыкновенною неустрашимостью, он обратил на себя внимание всех лезгинов. Первоначально горцы принимали охотно участие в его набегах, в надежде на верный успех, а потом Омар, приобретя сильное влияние и вес в горах, подчинил себе некоторым образом многие вольные общества. Располагая тогда огромными средствами, он вполне воспользовался своим положением и заставил платить себе дань Грузинскаго Царя Ираклия II, Ханов Дербентскаго, Кубинскаго, Бакинскаго, Ширванскаго, Шекинскаго и Пашу Ахалцыхскаго», - отмечал Неверовский. 

Хаджи-Давуд



Жизнь этого удивительного человека пришлась на 17-18 века, когда южный Дагестан испытывал на себе гнет иранских правителей. Родившийся в семье земледельца, не имевший от рождения дворянского титула, Хаджи-Давуд прошел путь от духовного лидера до национального героя лезгин. Под его руководством лезгины построили собственное государство, имевшее регулярную армию, утвержденные границы и единую веру. 

Именно Хаджи-Давуд в начале 18 века объединил нараставшие среди народов южного Дагестана стихийные антииранские восстания. Результатом этой борьбы стало освобождение этого региона от гнета персидских правителей. Объединив свои войска с силами кайтагского уцмия Ахмед-хана и казикумухского правителя Сурхай-хана, Хаджи-Давуд вытеснил персов из столицы Ширвана – Шемахи, что стало концом владычества на этих землях иранских захватчиков. 

Кроме того, Хаджи-Давуд получил известность благодаря своей религиозности. Он являлся как духовным, так и светским лидером на территории, где распространялась его власть. Совершив паломничество в Мекку, Хаджи-Давуд стал одним из самых влиятельных политических и религиозных деятелей в Дагестане. 

В 1728 году Хаджи-Давуд принял приглашение турецкого султана приехать в населенный пункт Гянджа, где он был предательски схвачен турками, а затем сослан на остров Кипр, где и закончил свои дни. 

Ахмед-хан Кайтагский 



Кайтагский уцмий Ахмед-хан был современником Хаджи-Давуда и Чолак Сурхай-хана. Наряду с ними кайтагский правителем считался наиболее могущественным человеком в Дагестане в 18 веке. Что касается политики, Ахмед-хан стал первым правителем, сумевшим объединить в единое государственное образование большую часть территорий, где проживали даргинцы. Ахмед-хан проявил себя тонким политиком и в отношениях с Российским государством. Политическая дальновидность и стойкость в отстаивании своих интересов позволили Ахмед-хану Кайтагскому находиться у власти до конца жизни, а это без малого 40 лет. Дагестанский историк Расул Магомедов так характеризует стиль правления Ахмед-хана Кайтагского: 

«Это редкостный пример политического долголетия: здесь требуется не одно только хорошее здоровье, но и выдающееся политические способности – ведь почти никто из тех, кто начинал свою деятельность вместе с Ахмед-ханом Большим, не сумел «дотянуть» до середины 18 века. Единственное исключение – это Сурхан-хан l Чолак. Общий взгляд на полувековую деятельность Ахмад-хана Большого позволяет отнести его к редкостным мастерам традиционной для 16-18 веков «политики лавирования». И здесь, конечно же, налицо очевидные достижения. Главное из них – сохранение границ и международной роли Кайтагского государства в труднейшее время, когда вокруг перекраивались границы империй, падали вековые династии, прокатывались иностранные нашествия», - пишет Магомедов в книге «Даргинцы в дагестанском историческом процессе». 

Отметился Ахмед-хан и во время нашествия персов на Дагестан. События застигли кайтагского уцмия в Кубачах, где он со своим войском сдерживал натиск 24-тысячного иранского соединения. С этим сражением связано шуточное предание кубачинцев о том, как жители села расположили на крышах «мучалы» - медные удлиненные кувшины, чтобы персы приняли их за пушки и растерялись. Согласно преданию, для убедительности мучалы кое-где были заряжены негашеной известью, а при добавлении воды из горлышка вырывались клубы белого пара, похожего на дым выстрелов. 

Тем не менее, персам удалось взять Кубачи. По некоторым данным, иранцы выкопали длинную траншею и отвели источник воды от поселения. Одновременно до Ахмед-хана дошла весть о падении Кумуха и взятия в плен Сурхай-хана Казикумухского – главного врага Надир-шаха в Дагестане. Это вынудило уцмия пойти на переговоры с шахом и также сдаться в плен. После разгрома шахских войск объединенными силами дагестанцев в Андалал, уцмий получил возможность выступить против иранских объединений. В ущелье недалеко от села Башлыкент войска Ахмед-хана Кайтагского и его зятя Ахмед-хана Мехтулинского застигли врасплох отряд персов, истребив практически весь состав противника. Захватив оружие, золото, а, по некоторым данным, даже гарем шаха, уцмий присоединился к преследованию остатков иранской армии вместе с другими правителями Дагестана. 

Султан-мут 



Эндирейскому правителю Султан-муту пришлось отстаивать право на власть в борьбе со своими сводными братьями. Дело в том, что его мать не имела знатного происхождения. Султан-мут, сын шамхала Чопана Тарковского от неравного брака с дочерью кабардинского узденя, в жестокой схватке со своими братьями, которые превосходили нашего героя по происхождению, отстоял титул правителя. 

Историки описывают Султан-мута как мудрого политика и талантливого полководца. Большая часть времени его правления пришлась на неспокойный 16 век, когда Российское государство активно занималось покорением народов Кавказа. Султан-мут стал едва ли не единственным кавказским правителем, который сумел разгромить царские войска. Произошло это следующим образом. В 1605 году состоялась Караманская битва, в которой сошлись русские войска под командованием воеводы Бутурлина и ополчения народов Кавказа, объединенные под командованием Султан-мута. Отмечается, что кавказские воины нанесли сокрушительное поражение армии Бутурлина. По некоторым данным, в ходе битвы погибли около 7 тысяч стрельцов, возглавляемых воеводой. Потери армии Султан-мута оказались. Известный российский историк и писатель Николай Карамзин так описал итог Караманской битвы: «Сия битва несчастная, хотя и славная для побежденных, стоила нам от 6 до 7 тысяч воинов, и на 118 лет изгладила следы российского влияния в Дагестане». 

От других кавказских правителей Султан-мут отличался «международными», по меркам своего времени, связями. Доподлинно известно, что у кумыкского правителя были установлены тесные отношения с крымским и ногайским ханами. По некоторым данным, Султан-муту даже удалось прорубить своего рода «окно в Европу», после заключения договора о дружбе и торговле с герцогством Голштиния, находившимся в Северной Германии. 

Чолак Сурхай-хан 



Чолак Сурхай-хан по праву считается основателем единого лакского государства – Казикумухского ханства. Однако путь к власти оказался для Сурхая тернистым. Брать, как говорится, пришлось с боем. В борьбе за первенство со своими братьями, он лишился кисти левой руки, за что и был прозван Чолаком. Так на тюркских языках называют человека с каким-либо внешним дефектом. 

Кроме укрепления лакского государства, казикумухский хан прославился тем, что непосредственно и косвенно участвовал в самой гуще сражений с армией персидского полководца Надир-шаха, заветной целью которого было покорение Дагестана. 

Историки отмечают, что еще до вторжения персов в страну гор, Надир-шах обещал Сурхай-хану власть наместника над всеми дагестанскими правителями в обмен на подданство Ирану. 

Как видно из дальнейших событий, лакскому правителю такое предложение пришлось не по вкусу. 

Историк Исмей-Гаджи Гусейнов в своей статье приводит текст его ответа, который сохранился в народе в устной форме: «Ты мне советуешь стать рабом чужеземца, но ведь какое бы положение ни занимал раб, он остается рабом, не вкусившим прелести свободы». 

Во время вторжения персов в Дагестан Сурхай-хан повел себя одновременно дерзко и хитро. Пытаясь оказать сопротивлению полчищам персов, лакский правитель потерпел неудачу и был вынужден сдаться в плен. Но перед этим мудрый Чолак Сурхай отправил двух своих сыновей с войском к андалальцам, на землях которых затем произошла решающая битва, закончившаяся трагедией для Надир-шаха. 

Когда персы были разгромлены, Сурхай вернулся из плена и отдал бразды правления ханством в руки своих сыновей, а сам отправился на заслуженный покой в собственное имение. 

Шамиль Ибрагимов 




Ниже приведены схожие материалы:

Похожие новости по теме:

Оставьте свой комментарий!
avatar