Поддержим Лезгинский бизнес
Лента новостей
ОПРОС
Как Вы сморите на то, чтобы издание «ЛезгиЯр» публиковало не только лезгинские новости?
Всего ответов: 682
Реклама
Реклама
Ковры вискозные, ковры шелковые за 4800 рублей на сайте 5000kovrov.ru.
ЛезгиЯр на Facebook
Партнеры ЛезгиЯр
Лезги литература
Статистика

Яндекс.Метрика

Наша Кнопка

Онлайнда авайбур: 36
Мугьманар: 34
Иштиракчияр: 2
РОМАН, Mikael

Сегодня нас посетили:

 
Главная » 2013 » Август » 25 » Село Лаза. Впадина времени

10:45
Село Лаза. Впадина времени

Село Лаза. Впадина времени Село Лаза. Впадина времени Село Лаза. Впадина времени Село Лаза. Впадина времени
Иногда горы помогают понять старика Эйнштейна не хуже Космоса...

...Когда мы проехали зеленый, уютный город Кусары, центр одноименного района (миновав и знаменитую статую оленя, и не менее знаменитую статую лошади, и побывав в доме, в котором некогда останавливался Михаил Юрьевич Лермонтов, великий русский поэт), и направились в сторону селения Лаза – нашему взору открылся пейзаж, каких мало. По обе стороны шоссе тянулись горы. Горы слоеные, как торт «наполеон»; горы дырчатые, словно известный сорт сыра; горы, изборожденные глубокими вертикальными морщинами, которые столетиями, наверное, протачивала вода; горы, словно бы исцарапанные когтями гигантского тигра; горы, в которых кто-то могучий решил вырубить нечто вроде фрагмента Великой Китайской стены, начал, да потом бросил, махнув на все рукой, и ушел в никуда... А прямо по курсу, вдали, невозмутимо возвышался Шахдаг, Царь-гора, со сверкающей под солнцем снежной шапкой, поднятой аж на четырехкилометровую высоту...  И я возблагодарил судьбу за то, что оказался в этом микроавтобусе, и  вижу все это великолепие. А начиналось-то все как?

...Вот только вчера, кажется, была суббота, а сегодня – снова суббота, значит, неделя прошла так быстро, шесть дней просвистели мимо, словно шесть пуль... Весь день я мотаюсь по городу, перескакивая с автобуса на метро и обратно, а кое-где и пешком. Всюду надо успеть, жизнь – это бег, скорость, гонка! И я не понимаю иногда, где первое мгновенье, где последнее... Гонка протекает под чудовищный, но, увы, ставший привычным шум: грохочут механизмы на стройках, визжат шинами автомобили, надсаживаются клаксоны автобусов, рокочет состав метро, громкая, бухающая музыка льется из динамиков, преувеличенно-бодро тараторят дикторы радио... На ползущем эскалаторе меня застает звонок друга. «Хочешь завтра поехать на день в горы? В Лаза?» - вопрошает он. «Хочу», - измученно выдыхаю я в мобилу. Да, я согласен ехать в горы пусть даже на день, лишь бы выпасть хоть ненадолго из этой нескончаемой и нудной гонки и перевести дух. И вот воскресным утром, в раннюю рань, микроавтобус с экскурсантами берет с места, направляясь в сторону Кусаров. Экскурсанты, мужчины, женщины и дети, среди которых есть и знакомые мне, и совсем незнакомые, оживленно переговариваются, словно до этого момента молчали целую вечность...



...Панорама далеких и разнообразных гор затуманивается, к сожалению, пылью: на этом участке идет ремонт дороги, нас обгоняют (и навстречу нам едут) огромные желтые самосвалы, вздымая тучи пыли. На обочинах дороги застыли желтые асфальтоукладчики, бульдозеры, катки, экскаваторы – машины, чем-то напоминающие доисторических ящеров, покрытых броней и ощетинившихся зубьями. Трудятся полуголые работяги в оранжевых касках. Пыль, пыль... Жаркое солнце. Правда, встречаются не только рабочие и звероподобная техника – на склонах гор пасутся лошадки, а несколько раз я замечал наверху коров, стоящих у обрыва с таким грустным видом, словно они раздумывали – а не броситься ли вниз?.. По обочинам шоссе, выписывающего крутые петли, застыли огромные валуны. Иногда они настолько правильной кубической формы, что напоминают зары, оброненные каким-то сказочным великаном (не тем ли, случайно, что недоделал великую стену в здешних горах? Ну и недотепа...).

Автобус проехал между двумя такими близко стоящими валунами, круто свернул, и...

Как мне описать ту картину, что открылась нам после этого? Представьте себе великое одеяло Вселенной, сшитое из желтых, зеленых и коричневых лоскутов, и сильно смятое. По одной из складок на этом одеяле и ехал наш автобус, и от вида бездны, открывшейся справа и внизу, перехватило дыхание. Один раз машина аж чиркнула двумя правыми колесами по самому краю дороги, за которым была пропасть, и женщины взвизгнули от испуга, но все кончилось хорошо: водитель прекрасно знал свое дело, ездил тут не впервые, а мы, пассажиры... «обделались легким испугом», как говаривал один мой приятель. Насколько хватал глаз, пропасти чередовались с возвышенностями, и на всей этой местности почти не было видно деревьев. Зато все это покрыто было зеленым ковром горного разнотравья, среди которого пестрели цветы самых разных  колеров и оттенков, которые только имеются на палитре художника. И, словно художник стряхнул с кисти множество алых капель – маки, маки...



Как свидетельство присутствия в этих горах человека, вдоль обочины тянется ряд потемневших, покосившихся телеграфных столбов с провисшими проводами. Потом  свидетельства  приобретают более современный и активный характер: дело в том, что в этих краях строится туристический центр «Шахдаг» и горнолыжный курорт, и на склонах гор видны возводящиеся здания. Вкалывают работяги, торчат подъемные краны, рычат бульдозеры и самосвалы, вгрызаются в землю экскаваторы... Потом все это остается позади, и вновь – складки одеяла Вселенной... 

Но вот и Лаза. Мы вылезаем из автобуса и спускаемся вниз пешком. Именно спускаемся: находящееся на высоте двух тысяч трехсот метров село Лаза расположено как бы на дне огромной чаши. Со всех сторон нас кольцом окружают горы, за ними высятся еще горы, за ними – еще, а выше всех торчит неровная макушка Шахдага, покрытая полосами снега, словно голова – седыми прядями. Со склонов каменной чаши кое-где стекают водопады, издали похожие на тонкие блестящие ниточки.  Само село небольшое, сверху очень похожее на игрушечное - тут и там в котловине разбросаны домики с крышами из оцинкованного железа, которые сверкают на солнце. Вокруг каждого домика – такие же небольшие огородики. Примерно в центре котловины, то есть на дне «чаши», стоит мечеть странного вида, похожая на стилизованную шахматную фигуру с заостренной верхушкой (мечеть тоже покрыта оцинкованным железом). Кое-где в огородиках возились крестьяне, в некоторых дворах стояли машины. А вообще тихо и покойно было здесь, в селении Лаза. И не скажешь, что в древности здесь проходил караванный путь через перевалы Главного Кавказского хребта, ведущий на юго-западные и северо-западные отроги Большого Кавказа – немалое оживление, надо полагать, царило тут в те времена... 

Женщины изъявили желание получше осмотреть село, а заодно и прикупить у местных жителей  чего-нибудь – сыру, например. Мужчины и дети не возражали. Мы медленно разбрелись по селу. Даже когда я шел по улочкам, рассматривая домики, заборы, шарахающихся в разные стороны кур, барана, привязанного к колышку и с угрюмым видом позирующего (его сфоткали все без исключения, настолько живописен был баран) – даже вблизи село продолжало казаться игрушечным и уютным. Здесь было очень мало деревьев, но очень много скотины. В тени большого сарая, в котором сушили кизяк (запасали на зиму топливо), жались к стене шестеро телят. На наше мощное сюсюканье телята не купились, глядели на нас с опаской и избегали прикосновений. Лишь одного теленка мне удалось почесать там, где у него вот-вот должны были прорезаться рожки. В воздухе стоял густой запах навоза, причудливо смешанный с запахом травы и ароматом цветов. Высоко на склонах котловины паслась большая отара овец. Подгоняемые чабаном, овцы резво и привычно передвигались по довольно крутому склону, так, что я чисто по марк-твеновски подумал:  у этих тварей, наверное, ноги с одной стороны длиннее, чем с другой...  Из-за заборов выглядывали любопытные, но робкие детишки.



Попытки купить что-нибудь съестное у местных жителей потерпели неудачу. Невозмутимые крестьяне все, как один, советовали нам заглянуть в сельмаг. Мы заглянули в него – вполне типовое сооружение в виде каменной коробки, выкрашенной в голубой цвет – но поживиться и там было нечем. Все продукты были привозными, из Баку, и стоили дороговато. Зато мы наполнили пластиковые бутыли холодной и вкусной родниковой водой – один из водопадов был пойман в керамический желоб и стекал тонкой, но плотной струйкой.

В одном из дворов я увидел старушку, вежливо поздоровался, попросил разрешения посидеть на лавочке в тени. Понемногу завел разговор о хозяйстве. Местные жители, лезгины, занимаются в основном скотоводством. Фруктовые деревья тут плодоносят неохотно, даже помидоры-огурцы и то вырастить проблема – слишком короток здесь теплый летний сезон. Зато здесь родится превосходная картошка и еще более превосходный лук. У одного из подошедших мужчин я спросил, много ли тут бывает снега зимой и трудно ли передвигаться по зимним дорогам. Он ответил, что снега бывает много, а вот с дорог его не счищают специально: достигается лучшее сцепление колес с полотном... Потом я пошел дальше.

Почти рядом с блестящей на солнце мечетью возвышалась островерхая скала высотой метров в тридцать, поросшая пестрыми цветочками. Кое-где, на разной высоте, в скале были пробиты большие отверстия неправильной формы. Гид объяснил, что в давние времена местные жители выдолбили эту скалу изнутри, превратив в своеобразную естественную крепость. У  подножья ее протекала  неширокая, но шумная речка – продолжение водопада. Через речку был перекинут деревянный мостик. Я умылся холодной водой и уселся на мостике, свесив ножки. Было тихо и спокойно, лишь насекомые жужжали, да где-то в отдалении брехал пес – наверняка на кого-нибудь из моих попутчиков. Порхали бабочки-белянки.



Тихая, неторопливая, несуетная жизнь... Края гигантской чаши вокруг и синее небо вверху... Я вспомнил свой нескончаемый бег в пересеченном пространстве мегаполисе и остро ощутил, в каком ином мире я оказался. Мне даже пришло в голову, что здесь, в селении Лаза, Время течет совсем не так, как во всем остальном мире. Здесь оно течет замедленно. Если сравнивать Время, скажем, с рекой, то ведь и в реке вода течет неодинаково – в стремнине быстрей, ближе к берегам – медленней, у самого дна – еще медленней... А если в речном дне имеется глубокая яма, то в ней вода практически неподвижна... Вот примерно в таком месте я сейчас и находился. Во впадине Времени, где Время, задевая за землю, людей, коров и здания, сильно замедляет свой ход и становится тягучим... И люди тут – неспешные, обстоятельные, вдумчивые. Мне вдруг захотелось пожить тут с недельку, чтобы погрузиться в иной темпоритм – не тот, в котором я привык жить каждый день. Конечно я, привыкший к нескончаемому бегу, не выдержу здесь долго, но ведь надо побывать и в стремнине Времени, и во впадине его, чтобы было, с чем сравнивать!

Когда мы уезжали из селения Лаза, я увидел, как тонкая, гибкая девочка лет двенадцати, в голубеньком платье, стремительно сбегала вниз по склону. Я даже подумал – насколько замедлится скорость ее бега там, внизу, когда девочка с маху влетит в плотное, как вода, Время на дне впадины? Но увидеть это мне не довелось. Автобус взревел и двинулся обратно, в сторону столицы. 

Закрыв глаза, я мысленно прокручивал в уме увиденное. Я старался отогнать от себя мысли о том, что возвращаюсь в суматоху и суету мегаполиса. Я думал о том, что совсем недалеко от селения Лаза есть село Ханалыг, расположенное на горной вершине. Вот интересно, подумал я, а как течет время там, на возвышенности Времени? Наверняка быстрей, чем в Лаза. Надо бы съездить, посмотреть, убедиться. Чтобы было, с чем сравнивать...

Автор: Александр Хакимов 
Фото: Самира Алиева
Источник: Проза.Ru




Ниже приведены схожие материалы:

Похожие новости по теме:

Категория: Исторические материалы | Просмотров: 4193 | Добавил: LezGiYar | В материале упоминаются: Лаза, Кусары
1 Gada1  
 
 
25.08.2013 19:37
 
Село это большая деревня. Лаза это деревня, аул.
Ответить       0  
Спам

2 Гъед  
 
 
26.08.2013 10:04
 
biggrin biggrin biggrin а кто то претендует на название города????
Ответить       0  
Спам

avatar