Поддержим Лезгинский бизнес
Лента новостей
ОПРОС
Как Вы сморите на то, чтобы издание «ЛезгиЯр» публиковало не только лезгинские новости?
Всего ответов: 675
Реклама
Реклама
ЛезгиЯр на Facebook
Партнеры ЛезгиЯр
Лезги литература
Статистика

Яндекс.Метрика

Наша Кнопка

Онлайнда авайбур: 8
Мугьманар: 7
Иштиракчияр: 1
leggi

Сегодня нас посетили:

 
Главная » 2013 » Апрель » 6 » Междисциплинарная научно-исследовательская программа «Лезгинские народы»

12:38
Междисциплинарная научно-исследовательская программа «Лезгинские народы»

Междисциплинарная научно-исследовательская программа «Лезгинские народы»
М.Ш. Магомед-Эминов

Целью настоящей статьи является обсуждение научно-исследовательской программы «Лезгинские народы». Речь идёт о разработке широкомасштабного междисциплинарного научного проекта «Лезгинские народы» и плана его реализации. Есть несколько источников и отправных инстанций, которые вносят или могут внести свой вклад в его создание. Таким образом, итоговый документ должен стать результатом всех возможных предложений, которые поступят в наше распоряжение. Актуальность проекта, на наш взгляд, очевидна и не требует специального обоснования. В то время как определение методологической основы постановки проблемы и анализа условий возможности её реализации требует пристального рассмотрения.

Инициация проекта. Инициатором проекта, прежде всего, является Клуб лезгинских интеллектуалов, на встречах которого в разных составах обсуждались многие злободневные проблемы лезгинского народа и в плане разделённости, и в плане интеграции, и в плане сохранения этнокультурной самобытности лезгинского народа, а также в плане его развития в современном культурно и этнически многообразном мире, отвечая на вызовы и перспективы бытия. По мнению многих авторитетных лезгинских ученых, создание (Клуб лезгинских интеллектуалов создан в 2009 году) и работа Клуба оказали конструктивное влияние на деятельность общественных организаций лезгин, которая поднялась на новый уровень. Клуб послужил своеобразной творческой лабораторией по апробации инновационных подходов к решению этнокультурных проблем, по разработке новых творческих проектов, по формированию культуры личностного диалога. Замечу, что многие проекты клуба подхватывались и внедрялись общественными организациями лезгин. Укажу также, что мы много обсуждали с академиком РАН Абдусаламом Абдулкеримовичем Гусейновым, директором Института философии РАН, широкий круг вопросов – не только этнокультурных, но и нравственного развития личности, философии и психологии поступка, духовного становления человека и других вопросов. Кстати, в ходе этих встреч возникла идея аффилировать Клуб лезгинских интеллектуалов с НКА «Московские лезгины» (в декабре 2011 года, после того как меня выбрали председателем Совета РОО «НКА «Московские лезгины»). Клуб состоялся, деятельность его оказалась плодотворной, и теперь требуется перейти к следующей стадии разворачивания творческой и практической деятельности Клуба. Один из важных выводов, который я сделал, анализируя работу Клуба, заключается в признании необходимости сочетания научных, творческих проектов с конструктивной социально-психологической практикой по конструированию идентичности и социальной реальности (назовем это «праксисом», чтобы отличить от практики в широко распространённом значении). Если следовать этой идее, то научно-исследовательский проект следовало бы назвать научно-практическим, чтобы подчеркнуть связь науки и практики в деле решения лезгинской проблемы.

История вопроса, успехи и неудачи. «Не надо печалиться»! Основные проблемы лезгин давно и хорошо известны – о них говорят с разных трибун, возмущаются на разных встречах, обсуждают в кулуарах или приватных беседах. Пишут книги, статьи, дискутируют в социальных сетях. Одним словом, информация есть, а дело далеко не продвинулось – воз и ныне там. Конечно, отсутствие ощутимых успехов в деле лезгинского народа, определённые неудачи в предшествующих начинаниях и проектах могут создать у кого-то апатию, пессимизм, неверие или, говоря модным психологическим термином, выученную беспомощность: «трудились, трудились – да ничего не выходит – да, ну вас!»

Однако неудачи, которые могут морально и психологически сломить и создать чувство безысходности у одних, закаляют других, создают у них мощную мотивацию преодоления неудач и достижения успехов в праведном деле. Более того, меняются реалии сегодняшнего дня, меняется мир, в котором мы живем, меняемся мы сами, притом, не только в худшую сторону, но и в лучшую. По крайней мере, надежда умирает последней и есть свет в конце тоннеля. Всё это я адресую не тем, у кого есть ещё порох в пороховнице и кто готов взяться за добрые дела, а тем, кто, обжёгшись на молоке, дует на воду. К тому же, время от времени требуется перезагрузка малых и больших дел. Значит, создаём новую программу. Я надеюсь, что в этой программе будут участвовать все, кто хочет и может продвинуть дело лезгинского народа. Но если вы не хотите и не можете – Бог вам судья.

Бесспорно, требуется хорошая, добротная программа, с одной стороны, учитывающая разные грани проблемы, а с другой стороны, включающая в себя конкретные шаги – своеобразную программу минимум. Другими словами, речь идёт о программе «Лезгинские народы» и плане её реализации. Говоря о плане реализации, конечно же, надо заострить внимание на результатах, сроках и ресурсах – человеческих, финансовых, организационных и прочих.

Встреча с Институтом этнологии и антропологии РАН. Вторым важным источником разработки программы «Лезгинские народы» является взаимодействие  НКА «Московские лезгины» и Клуба лезгинских интеллектуалов с Институтом этнологии и антропологии РАН. Разработке программы предшествовала плодотворная встреча с заместителем директора Института этнологии и антропологии РАН, профессором В.Ю.Зориным. Во встрече, кроме меня, приняли участие ведущий научный сотрудник отдела Кавказа Института этнологии и антропологии РАН Ю.Д.Анчабадзе, помощник депутата ГД РФ, общественный деятель Ш.Ф.Санаев и сотрудник кафедры экстремальной психологии и психологической помощи факультета психологии МГУ имени М.В.Ломоносова Е.А.Карачёва. Ведущей темой нашей беседы были актуальные вопросы лезгиноведения.

На встрече, прошедшей в Институте этнологии и антропологии РАН, мы обменялись мнениями об актуальном состоянии проблемы лезгинского народа. В ходе разговора в тёплой атмосфере взаимопонимания мы вновь обратились к судьбе ранее принятой программы «Лезгинские народы» под эгидой Института этнологии и антропологии РАН. С учётом всего этого – актуального состояния и истории вопроса – мы решили создать новый проект и обсудили план сотрудничества на ближайшую перспективу.

Напомним, что проект программы «Лезгинские народы» был рассмотрен ещё в 2002 году. А в 2006 году в Институте этнологии и антропологии РАН прошел круглый стол по теме «История, культура и актуальные проблемы лезгин», где были приняты важнейшие рекомендации. Состоявшийся круглый стол дал импульс лезгинскому движению. В программу круглого стола были включены проблемы происхождения и истории лезгинского народа; проблемы языка и культуры лезгин; а также современного статуса, этнополитических и социально-экономических проблем лезгин. Результатом работы круглого стола стал ряд рекомендаций, в том числе: о включении в план научно-исследовательских работ институтов ДНЦ РАН, Института истории, АН Азербайджана и Института этнологии и антропологии РАН исследований по истории, культуре, языку, социально-экономическому развитию и состоянию среды проживания лезгин; о регулярном проведении научных конференций по проблемам истории, культуры и языка лезгинских народов; о создании энциклопедии лезгин под общей редакцией академика А.А.Гусейнова; о создании фундаментальных трудов по истории и культуре лезгин; о поддержке исследовательской программы «Лезгинские народы» и другие.

Однако эта программа по разным причинам осталась нереализованной, поэтому и возникла необходимость вновь поставить эту проблему, придав ей новое звучание и смысл, в соответствии с изменившимися реалиями, а также с учётом Указа Президента РФ Владимира Путина № 602 «Об обеспечении межнационального согласия» от 7 мая 2012 г. Новым моментом является ещё то, что в Москве с НКА «Московские лезгины», как я уже указывал, аффилирован достаточно мощный по своему потенциалу Клуб лезгинских интеллектуалов, который объединяет известных лезгинских ученых, деятелей культуры и искусства, общественно-политических деятелей, проживающих и работающих не только в Москве, но и в других регионах. Кстати, совсем недавно я обсуждал предлагаемый проект «Лезгинские народы» с нашим известным ученым Гаджи Аслановичем Абдурагимовым, который выразил свою поддержку и готовность принимать активное участие в разработке и реализации программы. Именно в рамках Клуба лезгинских интеллектуалов мы говорили о необходимости нового взгляда на этнокультурные проблемы лезгин, рассматривающего этническую идентичность в более широком контексте становления общероссийской идентичности, а также решения проблемы разделённости лезгинского народа посредством культуры диалога, обеспеченной законодательной инициативой соответствующих сторон и научно-исследовательской проработкой профильных проблем.

Результатом встречи в Институте этнологии и антропологии РАН, а также дальнейших заочных обсуждений стал проект-программа, вариант которой для обсуждения оформил и представил Ю.Д.Анчабадзе, о чем пойдет речь ниже. Специально замечу, что данная программа является предварительной версией, требующей обсуждения, дополнения и уточнения. Для реализации научно-исследовательского проекта требуется серьёзный интеллектуальный потенциал, поэтому со стороны лезгин инициативу на себя взяли НКА «Московские лезгины» и Клуб лезгинских интеллектуалов, являющийся свободной интеллектуальной организацией, не ограниченной ни территориальной, ни ведомственной принадлежностью, а исходящей из поиска научной истины, социальной справедливости, общечеловеческой правды. В данный момент Клуб лезгинских интеллектуалов является единственной гуманистической площадкой, я подчеркну, свободного духовного, интеллектуального и личностного диалога. Напомню, к проекту может подключиться как любой лезгин, так и любой представитель другого народа или организации, общественного объединения, ставящие перед собой научно-исследовательскую задачу по лезгиноведению. Время для оглашения программы мы выбираем не случайно, учитывая 15-дневный сезон Яр, начавшийся с 21 марта, по лезгинскому календарю – сезон устремления к обновлению, возрождению, новым начинаниям, добрым творческим деяниям.

Актуальное состояние лезгиноведения. Если дать оценку актуальному состоянию лезгиноведения как междисциплинарного научно-исследовательского проекта, то стоит отметить, что эта работа началась не сегодня. В разных аспектах она давно ведётся отдельными энтузиастами и небольшими исследовательскими группами – я не перечисляю их имён, они нам хорошо известны. Ведётся на свой страх и риск при недостаточной поддержке соответствующих организаций и сообществ и при отсутствии необходимого финансирования. Чаще всего эти работы проводятся разрозненно, независимо друг от друга, без взаимодействия, без хорошо продуманной и обоснованной междисциплинарной научно-исследовательской программы. Отмечается недостаточная обоснованность некоторых идей, многие проблемы остаются неразработанными и даже не поставленными. В лезгиноведении сейчас достаточно теоретических пустот и концептуальных лакун. Это касается не только историко-хронологического (диахронного) освещения этнокультурной, социально-политической, социально-экономической истории, но и синхронного исследования современного этносоциокультурного и экзистенциального антропологического состояния лезгин. К сказанному нелишним будет добавить, что те немногочисленные работы, которые велись в предшествующие периоды, требуют переоценки, пересмотра с учётом новых реалий современного мира, новых методологий, неклассических и постнеклассических идеалов научной рациональности. Историко-этнографические и прочие исследования, которые велись в 50-х гг. и несколько позже, разумеется, внесли значимый вклад в понимание проблем лезгинского народа. Однако они являются не то чтобы упрощенными, а скорее, требующими дальнейшего продвижения, более широкого охвата и глубины исследования.

Теория и конструктивная практика. Развитие теории – это одна сторона, а другой стороной, важной для продвижения проекта, является конструктивная практика, в ходе которой идеи материализуются и воплощаются в реальность. Действительно, задача сохранения этнокультурной самобытности лезгин в пространстве этнического многообразия России и мира – это общероссийская и общечеловеческая задача, которая, кроме научно-теоретического аспекта, имеет также аспект социальной практики. Мы исходим из тезиса К.Маркса, о том, что мир надо не только объяснять, но и изменять. Конечно, задача сохранения самобытности народа требует хорошей научной базы и реконструкции этнокультурной истории. С другой стороны, необходимо помнить, что сохранение культуры требует её развития с учетом реалий современных исторических процессов в поликультурном пространстве и времени. Культура, однако, не развивается автоматически – для её развития требуется осуществление личностью ответственных поступков. Без развития личности и, следовательно, самосознания человека не ступить ни шагу. Задачей личности современного человека становится, как мы думаем, изменение идентичности, продолжая оставаться самим собой.

Пять необходимых условий для постановки проблемы. Есть в лезгинской проблеме (это является важным и для других этносов) пять фундаментальных аспектов. Во-первых, необходима системная, полномасштабная реконструкция этнической истории и культурного наследия лезгинских народов, способная ставить задачи восстановления и воспроизводства этнокультурной самобытности. Во-вторых, необходимо определить актуальное состояние существования, социокультурного бытия лезгинских народов с учётом различных измерений их бытия и миров проживания. Здесь мы должны отвечать на следующие вопросы: что утрачено в культуре, что в ней деформировано, что гипертрофировано суррогатами, что подвергалось ассимиляции и заимствованию, а что является твёрдым сохранившимся ядром. Особый вопрос – что возможно и достойно возродить, восстановить с учётом отмеченных изменений и, конечно, духовных, ценностно-смысловых измерений культуры. Третий – проспективный аспект – касается конструктивных задач развития этноса в ответ на вызовы и перспективы современного мира.

Для того чтобы понять необходимость четвёртого аспекта, я уточню важные положения генезиса определённой тотальности, в данном случае, этногенеза. Культуру мы понимаем исторически – она не есть нечто застывшее, а имеет историю развития. Историю мы понимаем темпорально, в объёмной темпоральности – не просто как факт прошлого или последовательной смены событий, т.е. артефакт, которым мы обладаем ныне, а как темпорально протяжённое единство прошлого, настоящего и будущего этноса, идентичности как исторического, т.е. развивающегося, целого. В четвёртом, темпоральном, этнокультурном измерении необходимо определить задачи синтеза прошлого, настоящего и будущего этногенеза. С учётом трёх измерений речь идёт о сочетании процессов воспроизведения, сохранения этнокультурной самобытности с процессами развития, трансформации этноса в культурном, этническом и религиозном многогранном мире. Пятый аспект касается социально-психологической практики конструирования этнокультурной идентичности, сохраняющей свою самобытность, изменяясь в культурном и историческом многообразии. Таким образом, в качестве внедрения теории в практику требуется разработка методологии и техники социально-психологической практики.

Рациональные и экзистенциальные аспекты проблемы. Говоря о научной рациональности, необходимо учесть, что хотя исследования, претендующие на научность, должны строиться на научной, рациональной логике, не надо забывать о нерациональных, экзистенциальных, ценностно-глубинных основаниях этнической культуры, целиком не сводящихся к рациональности. Поэтому надо дополнить количественные методы, методы логического анализа, логический формализм качественными методами, нарративными методами, критическими дискурсивными методами. А вот здесь возникает следующая проблема – на наших глазах исчезают живые экзистенциальные миры и мирки лезгин, наших предков, наших родных и близких. Вместе с ними уходит самобытный образ жизни, который всё сложнее реконструировать по памяти и ограниченным культурным артефактам, для того чтобы сохранить свою идентичность и самобытность. То, что уходит, замещается культурными суррогатами или гипертрофированными культурными подделками в угоду современным потребностям общества и массового человека. Данная проблема создаёт сложности для формирования этнической идентичности, которая способна эффективно интегрироваться в современный изменяющийся и этнически многообразный мир.

Чужой среди своих. Этот вопрос становится жизненно важным, прежде всего, для молодёжи и наиболее мобильной части нашего народа. На местах своего проживания, т.е. у себя дома, многие лезгины не могут эффективно реализовать себя, самоопределиться и вести достойную жизнь и в Юждаге, и в Азербайджане. В последнем случае они, кроме фрустрации базовых потребностей самореализации, попадают ещё под прессинг ассимиляции. Препятствия на пути самореализации толкают людей покинуть родные места, и они эмигрируют на просторы России, ближнее и дальнее зарубежье. Но и здесь к ним относятся как к чужакам – лицам кавказской национальности. Как бы мы ни называли этих людей: эмигранты, пришлые, переселенцы, приезжие – на новом месте жительства они сталкиваются с отторжением себя как инородцев. На них сразу навешивается ярлык чужаков, людей с криминальным менталитетом и др. У молодёжи, приезжающей на работу, учёбу, сразу же неминуемо возникают социально-психологические и другие проблемы. Как только работодатели узнают, что претендент на вакансию дагестанец – сразу дают от ворот поворот.

В результате, представители малых этносов становятся лишними, ненужными в местах своего рождения и начальной социализации; их отторгают, клеймят чужаками в местах перемещения в пределах государства, гражданами которой они являются. Назовём это социально-психологическое явление феноменом «очуждения» - становления чужим в своей стране или окружении (не путать с марксистским «отчуждением»). Надо не только изучить эту социально-психологическую проблему, но и найти эффективные методы её решения из гуманитарных соображений и для профилактики этнических конфликтов и возможностей их возникновения.
Необходимо проведение широкомасштабных этнопсихологических исследований жизнедеятельности лезгин в мегаполисе Москве и других городах. Подобные исследования, как по своей методологии, так и по значимости, естественно, должны выходить за пределы сугубо лезгинского этноса, так как лезгины сейчас живут в мире во взаимодействии с другими культурами и этносами.

Две стороны интеграции. Феномен «очуждения» – становления чужим в своей стране, матушке России – приводит, говоря словами Фёдорова, к беспочвенности существования разделённого народа и его подвешенности в пространстве и времени самореализации.

В связи с высокой мобильностью современного человека, массовым переселением народов, возникает двусторонний процесс, в котором обычно видят только одну сторону, касающуюся приезжих и их заклеймения – стигматизации. В действительности, этот феномен, как двуликий Янус, имеет две стороны: одна сторона – проблема адаптации, интеграции приезжих в новые социальные миры; а другая сторона – адаптация и интеграция местного населения к изменившейся новой реальности. Назовём это социально-психологическое явление феноменом двойной адаптации, или интеграции. Мир меняется – он становится этнически, культурно, религиозно и духовно многообразным. Возникает задача личности и личностей – научиться жить вместе, создавая общероссийскую идентичность как единство многообразия.

Мы хорошо видим, что проблема интеграции этнических меньшинств в социум – это обоюдный процесс. Он требует не только трансформации этнической идентичности, но и формирования общероссийской идентичности на новых основаниях, которые, кстати, отмечаются в Стратегии государственной национальной политики России. На практике возникает сложный вопрос – как оставаться самим собой, личностно и этнокультурно, но в то же самое время изменяться, становиться иным, другим, новым в изменяющейся действительности. Вновь придется повторить – задача сохранения этнокультурной идентичности не может происходить автоматически. Она требует культурно-исторической работы личности, которая в своей деятельности творит свою идентичность, личностную и этнокультурную, человеческую идентичность как единство многообразия. Противоречие двух идей – идеи сепаратизма отдельных народов, с одной стороны, и глобальной ассимиляции и стирания различий, с другой стороны, т.е. идей модернистской однородности и постмодернистской разнородности, необходимо преодолеть с точки зрения – назовем это постпостмодернизмом, основанным на связывании различий – соединении этносов в единстве, удерживая их различия. Не снимая, не стирая этнокультурные различия, а напротив, их удерживая. Тогда надо учиться жить вместе, будучи различными. Это же очень творческая задача, не так ли? Вновь без работы личности тут не обойтись. Принцип личности становится основополагающим для этнокультурной работы.

О молодежи особый разговор… В программе «Лезгинские народы» особое место нужно отвести исследованию проблем молодёжи, её личностного и профессионального самоопределения, становления идентичности, духовного развития. Особенно необходимо изучить процессы идентификации в ходе становления личности – исследовать, выяснить, понять процессы формирования идеальных образцов идентификации. Какие идеальные образы становятся образцами, вокруг которых формируется идентичность личности молодого человека?

А нужна ли нам Ассоциация мусульманской психологии? Не нужно забывать также о том, что мы живём в мире не только этнического, но и религиозного многообразия. С религией связана масса серьёзных сложных проблем, которые требуют тщательного научного исследования и понимания. Ведь нередко на дагестанца в России смотрят как на религиозного экстремиста. Мусульманство порой воспринимается как воинственная религия, опасная для европейской цивилизации, либеральной демократии и идеологии. Очень модной в современной политологии и культурологии является теория о столкновении цивилизаций. Выразив своё несогласие с этой идеей, не будем здесь вступать в дискуссии, а подчеркнём значение исследования мусульманской психологии. Напомню, что в конце 2011 года, выступая на открытой лекции на юридическом факультете Дагестанского государственного университета в Махачкале, я объявил об инициативе создания Ассоциации мусульманской психологии. Не претендуя на то, чтобы заниматься мусульманским богословием и религиозной деятельностью, мы ставим сугубо психологическую задачу изучения личности верующего, как это делают христианские психологи, мои коллеги – профессор Б.С.Братусь, профессор Ф.Е.Василюк. Ассоциация мусульманской психологии ещё не зарегистрирована – она находится в стадии становления. Мы открыты диалогу, предложениям, обсуждениям, идеям и совместной деятельности.

Как преодолеть формулу: «Благими намерениями вымощена дорога в ад»? Действительно, программа останется на бумаге, как и раньше, если мы не решим проблемы практической реализации, т.е. не соединим теорию с практикой жизни. Выделю шесть противоядий разрыву намерений и дела. Во-первых, надо собрать в единую проектную группу наш богатый интеллектуальный потенциал. Для решения этой задачи, кроме прочего, нам надо придать новый импульс деятельности Клуба интеллектуалов и поднять её на иной, более высокий уровень, привлечь к проекту всех талантливых, компетентных специалистов, невзирая на национальности. Во-вторых, как говорится, соловья баснями не кормят – нужны финансовые ресурсы. Для решения этой проблемы мы создадим фонд, о котором Клуб принял решение уже несколько лет назад, для реализации программы. Наступила пора его разворачивания. Это, конечно, недостаточно – есть у нас и другие идеи, которые мы пока не будем раскрывать. В-третьих, нам нужно создать эффективный менеджмент программы «Лезгинские народы», который не ложится полностью тяжёлым грузом на плечи научного состава. Четвертое – психологический фактор – необходимо развить практику культуры диалога, взаимопонимания всех участников проекта. Для решения этой задачи создадим психологическую мастерскую для формирования и развития культуры межличностного диалога. В-пятых, к проекту «Лезгинские народы» могут подключаться все, кто хочет и может внести вклад в разработку и реализацию проекта. Это означает, что наш проект является не кулуарным, а носит характер свободного, недирективного творческого проекта. К программе, я надеюсь, подключатся и другие организации. В частности, в проекте будет участвовать факультет психологии МГУ имени М.В.Ломоносова в лице кафедры экстремальной психологии и психологической помощи, Психоаналитическая ассоциация Российской Федерации, Комиссия по проблемам современных кризисных состояний культуры Научного совета РАН «История мировой культуры». В-шестых, проект лезгинские народы необходимо реализовать в тесном сотрудничестве с органами государственной власти разного уровня и полномочий.

Далее мы приводим рабочий вариант проекта-программы «Лезгинские народы», представленный после совместного обсуждения с нами ведущим научным сотрудником отдела Кавказа Института этнологии и антропологии РАН Ю.Д.Анчабадзе.

Один из рабочих вариантов проекта-программы «Лезгинские народы». На территории Восточного Кавказа проживают народы, которые в научной литературе, а в настоящее время в обыденном словоупотреблении, именуют народы лезгинской группы, лезгиноязычные народы или просто лезгинские народы. Основанием для их лингвистического выделения послужила близость языков, представляющих самостоятельное ответвление в дагестанской группе кавказской языковой семьи; в этнографическом отношении они обнаруживают несомненные черты сходства и параллелизма в культурно-бытовом укладе; историческая зона компактного расселения охватывает зону, которая ныне рассечена государственной границей между РФ и Азербайджанской республикой.

В России лезгинские народы компактно проживают в 10 южных районах Республики Дагестан (Юждаг): Ахтынский, Курахский, Магарамкентский, Сулейман-Стальский, Хивский, Рутульский, Агульский, Докузпаринский, Дербентский, Табасаранский. На территории Юждага находятся свыше 340 населенных пунктов, в том числе крупный городской центр – г.Дербент. Общая численность населения Юждага – более 400 тыс. чел. В отраслевой структуре ведущее место занимает сельское хозяйство, на долю которого приходится значительный процент валового национального продукта Республики Дагестан.

В Азербайджане лезгины компактно проживают в высокогорной и предгорной зонах на севере страны, составляя подавляющую или значительную часть населения в районах Кусары, Куба, Хачмас, Дивичи, Сиязань, Геокчай, Казах, Огуз, Кабала, Исмаиллы. Лезгины составляют значительный процент городского населения Азербайджана, в частности, большие лезгинские общины проживают в Баку, Сумгаите и других городах республики. Точные данные о численности лезгин в Азербайджане отсутствуют, экспертные же оценки крайне противоречивы и дают разброс в диапазоне от 170 до 1000 тыс. чел.

Территория исторического расселения лезгинских народов имеет богатые культурно-цивилизационные традиции. Здесь находился один из ареалов древнейшей земледельческой культуры, расцветшей в переднеазиатском регионе со II тыс. до н. э. В дальнейшем эти земли были составной частью Кавказской Албании (конец I тыс. до н. э. - начало I тыс. н. э.), раннефеодального государственного объединения Лакз (VII-XIII вв.), с распадом которого потестарные традиции развивались в рамках автономных территориальных социумов, находившихся в разнообразных политических, экономических и культурных взаимосвязях. Присоединение южнодагестанских земель к России было осуществлено в 1840-1850-х гг. В административно-территориальной структуре Империи эти земли находились в составе Самурского округа, земли южнее р.Самур – в составе Елисаветпольской губернии. С 1921 г. Юждаг вошел в состав Дагестанской АССР, с 1991 г. – неотъемлемая часть Республики Дагестан. В период советского национального и административно-территориального размежевания заселенные лезгинами земли южнее Самура были введены в состав Азербайджанской ССР, ныне они входят в состав нового независимого государства – Азербайджанской республики.
Целенаправленное историко-этнографическое изучение лезгин началось лишь в 1950-е гг. В историографии выделяются исследования А.Р.Шихсаидова, М.М.Ихилова, Л.И.Лаврова, А.Г.Трофимовой, Б.А.Калоева, С.С.Агашириновой, Г.Г.Гаджиева. Несмотря на определенные успехи и достижения в освещении исторического прошлого и реконструкции традиционно-бытовой культуры лезгин, табасаранцев, рутульцев, цахуров, агулов, в этой сфере лезгиноведения существует немало пробелов и лакун. Это касается древнейшего, археологического этапа их исторического развития, сложения на этой территории ранних форм культуры, социально-политической эволюции в средневековый период и в новое время.

Не меньше лакун и в освещении социально-политической и этнокультурной истории лезгинских народов в XX в. Попытки этнографического изучения "современности" отстоят от нашего времени уже на несколько десятилетий, поэтому вышедшие в тот период работы представляют хотя и существенный, но ретроспективный интерес. Синхронные же исследования ситуации в регионах расселения лезгинских народов в более позднее время практически не проводились, и это свидетельствует о существенных лакунах в данной отрасли кавказоведческой регионалистики.

Следует также отметить другую вопиющую однобокость современного лезгиноведения: практически все работы данного направления посвящены лезгинским народам Южного Дагестана; лезгины же, проживающие в Азербайджане, все это время оставались (впрочем, остаются и сейчас), вне поля зрения исследователей и специалистов.

Вышесказанное делает актуальным и своевременным проведение комплексного обследования лезгин и других народов лезгинской группы. Его основной целью является глубокое и всестороннее изучение протекающих у этих народов социальных, экономических, политических и этнокультурных процессов, взятых в синхронных и диахронных срезах их эволюционной динамики. При этом особое внимание следует уделить определению региональных особенностей в развитии социальной ситуации, выявлению специфических черт внутри этнического развития и межэтнического взаимодействия, их "болевых" и "проблемных" точек, характеристике духовной культуры лезгинских народов; диахронный срез исследования подразумевает, что важнейшей задачей проекта станет воссоздание основных путей историко-хронологической эволюции социально-культурного континуума лезгинского этнического мира.

Результатом исследования должна стать объёмная характеристика нынешнего положения в лезгиноязычных регионах, а также сформулированы экспертные прогностические оценки развития ситуации на ближайший период и на более отдаленную перспективу, представлены рекомендации по оптимизации социальной ситуации и этнических процессов в соответствии с назревшими проблемами этнокультурного развития. Историческая часть исследования представит главные этапы этнокультурной эволюции лезгинских народов.

Важно подчеркнуть, что имеется весьма положительный опыт проведения специализированных научных мероприятий в области лезгиноведения совместно с Российской Академией наук, в частности Институтом этнологии и антропологии им. Н.Н.Миклухо-Маклая. Так, в марте 2006 г. был проведен круглый стол «История, культура и актуальные проблемы лезгин». Вступительным словом встречу открыл директор института академик В.А.Тишков. Выступивший затем Ш.Ф.Санаев указал на социально-экономические, этнополитические и этнокультурные проблемы, стоящие перед разделённым лезгинским народом, и призвал специалистов объединить усилия на пути исследования проблем лезгиноведения.

С тех пор мало что изменилось к лучшему, поэтому концептуализация программы исследования проблем лезгиноведения остаётся важной и актуальной задачей. Исходя из этого, программа «Лезгинские народы» должна охватывать несколько проблемных направлений.

Первое исследовательское направление – социально-экономическое. К сожалению, оба региона проживания лезгинских народов (российский Юждаг и азербайджанский ареал) относятся к депрессивным зонам своих стран. В Юждаге это во многом является следствием недостаточно продуманной административной политики по отношению к этим районам Дагестана. По имеющимся данным, за последние десятилетия на развитие Юждага направлено в два раза меньше средств, чем в среднем по республике, денежные доходы на одного жителя на 20% ниже соответственного показателя по Дагестану в целом. В регионе сложилась крайне неблагоприятная экологическая ситуация, особенно в низовьях р.Самур, который все более теряет былое рыбохозяйственное значение, лишается своих знаменитых и уникальных лесных массивов. Уровень вынужденной миграции в Южном Дагестане – один из самых высоких даже по общероссийским показателям. В настоящее время мигранты из Южного Дагестана разбросаны по российскому Нечерноземью, Средней Азии, Казахстану. Судьба их неопределённа, а порой и трагична, что показали события в Новом Узене. Не лучшая ситуация в азербайджанском ареале, где безработица, упадок традиционных хозяйственных отраслей – скотоводство, ковроткачество – болезненно сказывается на уровне и качестве жизни местного лезгинского населения.

В то же время оба лезгиноязычных региона обладают значительными ресурсными возможностями социально-экономического развития. Программа призвана выявить имеющие природные, экономические, трудовые резервы и производственный потенциал. Их задействование сможет обеспечить ускорение развития производственных сил, что положительно скажется на уровне жизни населения, будет способствовать минимизации миграционных и иных негативных социальных процессов, снимет накал социальной напряженности.

Второе исследовательское направление будет связано с общественно-политической и социально-культурной проблематикой. Лезгиноязычные регионы характеризуются высоким накалом общественно-политической напряженности. Главным "раздражителем" является проблема разделённости лезгинского и других местных народов, однако, накопилось немало других проблем, которые порождают социальный пессимизм, тревожные ожидания, крайне негативные представления относительно социально-экономических и политических перспектив для своих этносов. Особую тревогу вызывает состояние культурной сферы, связанной с развитием языков, образования, книгопечатания, прессы, теле- и радиовещания, национального искусства, культурно-просветительской инфраструктуры. Исследование должно дать объективную характеристику этой сферы социальной действительности, как в российском Юждаге, так и азербайджанском ареале, анализ назревших здесь проблем в их взаимосвязи с экономическими, политическими и идеологическими аспектами развития обоих государств.

Важным исследовательским направлением будет изучение геополитических проблем. Превращение лезгиноязычных регионов в приграничные зоны РФ и Азербайджанской республики внесло дополнительные сложности в контекст регионального развития. Юждаг стал непосредственной контактной зоной во взаимоотношениях России с вешним миром как ближнего, так и дальнего зарубежья, находясь при этом в близком соседстве с "горячими" точками постсоветского пространства. Актуализация Каспийской проблемы, ставшей объектом международного соперничества заинтересованных держав, самым непосредственным образом влияет на ситуацию в Юждаге, затрагивая коренные интересы его жителей. Хотя, пожалуй, главнейшей проблемой остается разделённость лезгинского и других народов региона, оказавшихся расколотыми линией российско-азербайджанской границы. Жесткие меры по ее обустройству, неурегулированность пограничного режима, непредсказуемость дальнейшей ситуации по-прежнему остаются факторами, повышающими риск дестабилизации в регионе. Исследованием предполагается всесторонне проанализировать обозначившиеся проблемы, перспективы динамики ситуации, учитывая историко-этнографическую специфику лезгиноязычных регионов, их экономической роли и геополитическое значение в контексте стратегических интересов России в Каспийско-Кавказско-Черноморском ареале ее внешних границ.

Наконец, еще одним исследовательским направлением будет историко-этнографический блок. Многие истоки современных социально-экономических и социокультурных проблем коренятся в историческом прошлом региона, специфике его национально-этнической жизни, особенностях традиционной народной культуры. Богатейшее историческое наследие этой земли является достоянием не только дагестанской, но и общероссийской культуры в ее этническом и региональном многообразии. Между тем, история и культура лезгинских народов еще недостаточно хорошо изучена. Исследование призвано восполнить в какой-то мере этот пробел, в частности, путем хотя бы первичной паспортизации археологических, исторических и этнографических памятников на территории проживания лезгинских народов, обобщения исторических сведений о лезгинском населении, этнологической фиксации наиболее значимых элементов современного быта и культуры.

Ещё одним источником составления проекта-программы «Лезгинские народы» могут послужить следующие соображения. В них решение проблем лезгинского народа рассматривается в контексте Содружества Независимых Государств.

Дополнения к проекту-программе «Лезгинские народы». Особое внимание следует уделить геополитической значимости проекта в контексте развития и укрепления Содружества Независимых Государств применительно к председательству Российской Федерации в органах Содружества (Совет глав государств, Совет глав правительств, Совет министров иностранных дел, Экономический совет, Комиссия по экономическим вопросам при Экономическом совете, Совет постоянных полномочных представителей государств-участников Содружества при уставных и других органах СНГ) в рамках реализации Концепции дальнейшего развития СНГ, принятой Советом глав государств Содружества в Душанбе 5 октября 2007 года.
При этом будут достигаться следующие цели:
- дальнейшее укрепление и развитие Содружества как международной региональной организации, повышение его авторитета и влияния;
- содействие консолидации усилий стран Содружества в максимально полном выполнении основных задач, поставленных на 2013 год и до 2020 года;
- продолжение работы по основным направлениям, заявленным в предыдущие годы;
- содействие повышению эффективности структур и органов Содружества;
- превентивное противодействие последствиям возможного мирового финансово-экономического кризиса.

В этом контексте следует также обратить внимание на положительное влияние, которое может оказать реализация программы «Лезгинские народы» на выполнение конкретных задач, решаемых в рамках Содружества, в том числе, на Кавказе и в Каспийском регионе в целом.

1. Ключевой задачей становится разработка и принятие Основных направлений долгосрочного сотрудничества государств-участников СНГ в инновационной сфере, Межгосударственной целевой программы инновационного сотрудничества государств-участников СНГ на период до 2020 года, Соглашения о формировании единой научно-исследовательской и образовательной инфраструктуры государств-участников СНГ, Совместной инициативы (Стратегического плана) государств-участников СНГ по стратегии развития нанотехнологий.

Возможно создание Совета по сотрудничеству в области фундаментальной науки, а также запуск практической работы органа отраслевого сотрудничества СНГ в научно-технической и инновационной сферах.
Целью указанных инициатив является содействие формированию единого научно-технического пространства СНГ, единых производственной, научно-исследовательской и образовательной баз государств-участников СНГ, имея в виду достижение и поддержание паритета с передовыми странами мира в этой сфере, прежде всего, за счет межотраслевой координации, концентрации ресурсов, повышения эффективности работ и создания благоприятных условий для ускоренного введения в хозяйственный оборот новой конкурентоспособной продукции.

Реализация этих базовых инициатив будет подкреплена дополнительными шагами, такими как организация конференций по темам научно-технологического и инновационного развития государств-участников СНГ и перспектив дальнейшего углубления интеграционного сотрудничества, проведение национальных экспозиций стран Содружества, включая Азербайджан, организация в государствах-участниках СНГ серии симпозиумов, семинаров и других научно-технических мероприятий с целью отбора совместных проектов.

2. Особый акцент может быть сделан на проведении мероприятий по празднованию годовщин Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Возможно проведение в Москве военного парада с участием ветеранов и тружеников тыла из государств-участников Содружества, стран Балтии и государств антигитлеровской коалиции, а также вручение юбилейных медалей. В рамках этих торжеств возможно провести и неформальный саммит СНГ.

3. В сфере экономического взаимодействия основной задачей станет претворение в жизнь Плана мероприятий по реализации этапов Стратегии экономического развития СНГ на период до 2020 года.
Особое внимание будет уделяться обеспечению благоприятных условий для расширения и упрощения движения товаров и услуг на внутреннем рынке СНГ. Речь идет, прежде всего, о работе над проектом Договора о зоне свободной торговли, разработанного Российской Федерацией.

В сфере сельского хозяйства и продовольственной безопасности предусматривается проведение мероприятий, направленных на выполнение основных положений Комплекса совместных мер по повышению продовольственной безопасности государств-участников СНГ.

В сфере транспорта первостепенное внимание будет уделяться реализации Приоритетных направлений сотрудничества государств-участников СНГ в сфере транспорта на период до 2020 года, а также вопросам выполнения очередного этапа Основных направлений развития рынка международных автотранспортных услуг, который предусматривает разработку и принятие гармонизированных нормативных правовых актов в области международных автомобильных перевозок пассажиров и грузов, разработку предложений по механизмам контроля за соблюдением принципов добросовестной конкуренции на рынке международных автотранспортных услуг, формирование научно-технического потенциала.

В области энергетики будем активно содействовать реализации Концепции сотрудничества государств-участников СНГ в сфере энергетики, завершению  разработки рамочной программы по сотрудничеству государств-участников СНГ в области мирного использования атомной энергии «СОТРУДНИЧЕСТВО «ATOM-СНГ», а также принципам взаимодействия и основных направлений сотрудничества государств-участников СНГ по развитию возобновляемых видов энергетических ресурсов.

4. В сфере социально-трудовых отношений и миграции населения предусматривается совершенствование нормативно-правовой базы в целях обеспечения соответствующих социальных гарантий гражданам государств – участников СНГ.

Будет уделяться особое внимание повышению эффективности согласованной государственной миграционной политики на основе достижения соответствия объёмов, направлений и структуры миграционных потоков интересам мигрантов и принимающих государств. Будет обеспечиваться выполнение программ сотрудничества государств-участников СНГ в противодействии незаконной миграции.
Предлагается рассмотреть вопрос о разработке и создании системы обмена информацией о потребностях в трудовых ресурсах национальных рынков труда, а также усилении нормативно-правового регулирования в области трудовой миграции в целях обеспечения баланса интересов использования национальных трудовых ресурсов и привлечения иностранных работников при формировании рациональной и сбалансированной структуры рынка труда, предупреждения и предотвращения неформальной занятости иностранных граждан.

5. В сфере экологии и защиты окружающей среды предполагается разработка программ межгосударственного сотрудничества по улучшению экологических показателей окружающей среды, предупреждению чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, созданию информационной базы по экологическому мониторингу.

Планируется продолжить работу по созданию Резервного фонда государств – участников СНГ по оказанию помощи государствам, пострадавшим при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера.

6. В сфере межрегионального и приграничного сотрудничества особое внимание будет уделяться вопросам реализации Концепции межрегионального и приграничного сотрудничества государств-участников СНГ от 15 сентября 2004 года и Конвенции о приграничном сотрудничестве государств-участников СНГ от 10 октября 2008 года, приданию динамизма работе Совета по приграничному сотрудничеству.

7. В гуманитарной сфере основные усилия будут направлены на дальнейшее развитие общих образовательного, научного, информационного и культурного пространств, здравоохранения, спорта и туризма, включая разработку мероприятий, обеспечивающих расширение обмена печатными изданиями и телерадиопродукцией.

Основой для этой работы станут планы приоритетных мероприятий в сфере гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ годы и аналогичные документы отраслевого характера.
Важным моментом будет поддержка деятельности Совета по гуманитарному сотрудничеству и Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества, развитие взаимодействия Фонда с другими международными институтами, занимающимися гуманитарной проблематикой.

С учетом важности молодежной проблематики планируется разработать и принять Стратегию развития международного молодежного сотрудничества на период до 2020 года.

8. В сферах борьбы с новыми вызовами и угрозами особое внимание будет уделяться выполнению в полном объеме межгосударственных программ по вопросам сотрудничества. Будет расширяться взаимодействие профильных структур СНГ (Антитеррористический центр, Бюро по координации борьбы с организованной преступностью) с соответствующими структурами других региональных организаций (ШОС, ОДКБ, АСЕАН), а также Контртеррористическим комитетом и Управлением по борьбе с наркотиками и преступностью ООН.

9. В сфере внешнеполитического взаимодействия будем продолжать работу по реализации договорённостей, зафиксированных в Концепции дальнейшего развития СНГ.

10. В сфере институционального развития СНГ намерены вести дело к завершению процессов формирования ряда советов, к оптимизации и повышению активности отраслевых органов Содружества путем реализации Общего положения об органах отраслевого сотрудничества СНГ.

Предлагается провести анализ выполнения Плана основных мероприятий по реализации Концепции дальнейшего развития СНГ.

11. Решение всех эти задач предполагаем осуществлять в сотрудничестве с Межпарламентской Ассамблеей государств – участников СНГ (в её постоянных комиссиях и рабочих группах), в частности, в организации и проведении научных конференций, а также массовых общественно-политических мероприятий, в том числе, с целью противодействия усиливающимся попыткам героизации авторитаризма.

Программа «Лезгинские народы» будет способствовать реализации интересов Российской Федерации по всем направлениям многостороннего взаимодействия и в полной мере способствовать реализации принятых в рамках СНГ и разработке новых договоров, соглашений, планов и программ.

Личностная составляющая этнокультурной проблемы. Помнится, что в старые добрые времена, обсуждая активацию и интенсификацию социально-экономических, социально-политических и прочих социальных отношений, искали, в конце концов, панацею в человеческом факторе. Этот человеческий фактор почему-то эффективно не срабатывал. Потому что за фактором не видели человека. Не видели не то, что человека с большой буквы, а человека конкретного, то есть, живую личность, осуществляющую или не осуществляющую ответственные поступки, выборы, следующую добру или злу, проявляющую или не проявляющую заботу о себе и другом, занимающую или не занимающую нравственную позицию, утверждающую или уничтожающую духовные ценности.

Личность не только звучит гордо, но это она, личность, есть хозяин поведения, независимо от того, получает удовольствие или нет от своих деяний. Личность, в конце концов, детерминирует, определяет поведение человека, перемалывая в своей внутренней работе любые внешние воздействия и внутренние побуждения и потребности. Кстати, попробуйте заставить младенца делать то, что ему не хочется, не говоря уже о взрослом человеке, хорошо оснащённом и обеспеченном всякими функциями и возможностями, которых нет у малыша.

Постановка всевозможных социально-экономических, социально-политических, духовных задач в контексте сохранения и развития этноса останется лишь на бумаге, пока мы не зададимся вопросом о конкретном субъекте всякого деяния – о том,  кто же будет всё это делать. От личности человека и, значит, от его самосознания, нравственного облика, духовного развития, мышления, структуры мотивации, смысловой системы зависит – давайте предельно упростим ситуацию – присвоит он деньги, отпущенные на проект, или поступит порядочно. Ведь в этнополитической работе мы хорошо видим, использует ли человек лезгинское дело в своих корыстных целях или же действительно радеет за свой народ. Можно подняться на уровень больших людей и большой коррупции, о которой шумят все СМИ – и про них мы можем сказать – какая у них личность, такие у них и деяния. А ведь сколько высокопарных слов и правильных речей о службе отчизне они говорят. Очевидно, что правильные мотивировки отличаются от реальной мотивации, из которой люди исходят. Вот, что надо измерять: надо оценивать конгруэнтность человеческой личности, то есть соответствие того, что он постулирует и что реально делает. Значит, духовное развитие – развитие личности человека является основополагающей задачей и ресурсом проекта «Лезгинские народы».

Лезгинка и идентичность лезгина. Лезгинку в мире танцуют в тех или иных вариациях разные народы Кавказа. Для лезгин, однако, лезгинка имеет особое значение – она является одним из системообразующих факторов формирования их этнической идентичности. Это высокое значение, однако, контрастирует с реальной практикой вырождения и деформации танца, её подменой всевозможными суррогатами, не критическими, не эстетическими заимствованиями из восточных танцев или же из современной «попсы». Утрачиваются мужские и женские ролевые позиции и сюжетные линии в танце – выходит этакий молодец и весь извивается вьюном, и приседает, и бюстом играет, как восточная танцовщица, так и липнет к даме, неприкрыто выражая фрейдовские базисные инстинкты. С другой стороны, пытаются подтянуть лезгинку то ли к цирковому трюкачеству, то ли к спортивной гимнастике, создавая своеобразный «танец-кентавр». Другие превращают её в политпроект, выражая свои чрезмерные амбиции и задевая самолюбие других народов. Ведь танец – это культура, а культура воссоздается в культурной деятельности личности. Вновь мы пришли к личности. Какая личность – такой и танец. Давайте развивать личность.

Как же так получилось, что лезгинка стала ассоциироваться с проявлением бескультурья и экстремизма в некоторых средствах массовой информации и у некоторых государственных деятелей? Даже с высоких трибун слышны возмущенные требования танцевать лезгинку только у себя дома, то бишь в Дагестане. Лезгинка – это культурное достояние человечества, которое должно вызывать высокие эстетические переживания и жизнеутверждающий настрой. Давайте работать в этом направлении. Для этого необходимо создать творческий проект по реконструкции подлинной аутентичной лезгинки и множества лезгинских танцев – терекма, авар-кавха и др. НКА «Московские лезгины» выдвинула проект «Аутентичная Лезгинка», создав попечительский совет, и проводит предварительную работу. В проекте «Лезгинские народы» необходимо отразить также и эту составляющую нашего культурного наследия.

Язык и культура лезгин. Согласно словам великого философа, язык – это «дом бытия». Поэтому язык не только орудие мышления и средство общения, но и инстанция самоопределения, самоидентификации этноса и развития культуры.

Нельзя отрицать, что лезгинский язык в определённой мере поддерживается в федеральной политике Российской Федерации, тем не менее, эта поддержка все-таки недостаточна. В частности, отмечается недостаточное содействие изучению, исследованию и преподаванию лезгинского языка, слабая представленность лезгинского языка в средствах массовой информации, в общественной жизни, в научных исследованиях.
Нужно отметить, что культура лезгинского народа находится, по сути, в плачевном состоянии. В этом вопросе, несомненно, необходима государственная поддержка. Можно констатировать, что в жизни лезгинского народа по обе стороны государственной границы недопустимо мало внимания уделяется археологическим памятникам, народному творчеству, литературе, сохранению традиционных ремесел, культурно-просветительской жизни. По этим направлениям уже многие годы не ведется научно-исследовательской работы.

К сожалению, приходится признать, что налицо недостаточное финансирование краеведческих музеев, библиотек, народных театров. Не выделяется достаточных средств на изучение древних архитектурных памятников лезгинского народа. Видимо, было бы необходимо принять федеральную целевую программу «Лезгинский язык», а также  проводить социокультурный анализ и социолингвистические исследования, в том числе,  мониторинг в этих областях.

Яран Сувар как составляющая лезгинской культуры. Яран Сувар является нематериальным культурным наследием лезгинского народа. Он является не только одним из любимых праздников, но и служит важной образующей этнической идентичности лезгин.  Яран Сувар пришёл к нам из глубины веков, знаменуя наступление весны, начало нового года, нового природного и календарного цикла, обновление и возрождение всего живого, природы, человека и самого года. Он символизирует триумф жизни и света, победу весеннего тепла над зимней стужей, света над тьмой, жизни над смертью. Он способствует достижению согласия и заботы, духовному очищению. Несмотря на то, что он является таким значимым феноменом культуры, до сих пор не существует ни общепринятого взгляда на его исторические корни, ни чёткого, однозначного понимания его смысла и назначения.

С моей точки зрения Яран Сувар является не только символом, в котором выражаются мифологические, аграрно-хозяйственные, календарные, мистические представления наших предков, т.е. архаическим артефактом прошлого. Он продолжает быть феноменом настоящего, несущим в себе архетипический, духовно-энергетический потенциал наших предков. Назовём эту суть, ядро Яран Сувар культурно-духовным феноменом трансформации – обновления, очищения наших душ, личностей, идентичностей, отвечая на вызовы и перспективы нашей жизни, нашего совместного бытия. Трансформация, в которой психологически умирают и воскресают наши души, личности, восстанавливает нас вновь такими, какие мы есть, но обновляя, включая инновацию – то, чего не было в нас и в культуре, в нашей душе и нашей жизни.

При этом в данном культурном феномене необходимо учитывать и сохранение этнокультурного ядра, и его обновление в согласии с его трансформационной сутью. Яран Сувар – символ и феномен трансформации, в нём синтезируется сохранение и обновление, повторение и различение. В согласии с этой сутью мы и провели 21 марта в Москве Яран Сувар – включили в него твёрдое ядро лезгинской культуры, обогатив её инновационной составляющей. Мы можем взять в дальнейшем конструктивное правило культурной работы – гармонично сочетать то, что было в культуре (прошлое наследие), с тем, чего в культуре никогда не было (инновационной составляющей). Главное, чтобы инновация, эксперимент не разрушили культурное ядро, а обогатили его новым, перспективным. Что касается Яран Сувар – необходимо создать творческий проект разработки эффективного сценария его проведения, учитывающего высказанные соображения и прошлый опыт. Безусловно, феномен Яран Сувар представляет собой важную социокультурную и духовную проблему, а его исследование –  перспективную научную задачу.

 В завершение, хотелось бы подчеркнуть, что, представляя вниманию заинтересованных лиц программу «Лезгинские народы», мы не предлагаем уже готовый, завершённый продукт, а говорим о предварительных соображениях, которые могут лечь в её основу. Таким образом, данный текст надо понимать скорее как приглашение к обсуждению и развитию такого проекта.

Национальная автономия «Московские лезгины»





Ниже приведены схожие материалы:

Похожие новости по теме:

Категория: Лезгины в России | Просмотров: 3024 | Добавил: Jurnalist | В материале упоминаются: московские лезгины, Магомед-Эминов
1 Рагъ  
 
 
06.04.2013 15:24
 
какие же все умные... я так и не понял о чем тут...
Ответить       0  
Спам

2 elza  
 
 
07.04.2013 00:41
 
а попроще можно написать .
Ответить       0  
Спам

3 Muslim  
 
 
09.04.2013 12:49
 
доклад времен Лионида Ильича......
Ответить       0  
Спам

avatar