Поддержим Лезгинский бизнес
Лента новостей
ОПРОС
Как Вы сморите на то, чтобы издание «ЛезгиЯр» публиковало не только лезгинские новости?
Всего ответов: 689
Реклама
Реклама
http://lustra-tut.ru/ купить плафон для люстры спб.
ЛезгиЯр на Facebook
Партнеры ЛезгиЯр
Лезги литература
Статистика

Яндекс.Метрика

Наша Кнопка

Онлайнда авайбур: 12
Мугьманар: 12
Иштиракчияр: 0


Сегодня нас посетили:

 
Главная » 2015 » Апрель » 7 » Нам еще многое нужно сделать! (интервью)

18:07
Нам еще многое нужно сделать! (интервью)

Нам еще многое нужно сделать! (интервью)
Интервью с политологом, социологом, кандидатом политических наук Ханжаном Тажидиновичем Курбановым 

— Ханжан Тажидинович, давайте двигаться от общего к частному: можно ли в Дагестане когда-либо построить здоровое гражданское общество? В этой связи возникают аналогии с советским строем: и кое-кто до сих не может проститься с ностальгией по СССР. И мы в Азербайджане, и вы в Дагестане (России) были объединены общей страной. Так ли плохо сейчас и чему можно поучиться у Советского союза?

— У понятия «гражданское общество» более десятка различных определений. Универсалия гражданское общество складывается из ряда достаточно устоявшихся критериев-определителей. Вот они: наиболее полное обеспечение прав и свобод человека; высокий образовательный уровень населения; частная собственность и ее защита; самоуправление или способность к быстрой самоорганизации; свободная экономика, конкуренция, наличие независимых СМИ, свободное выражение общественного мнения, плюрализм; сильный средний класс, сильные профсоюзы и общественные организации.

В каждом определении рефреном проходит маркеры свобода, личность, права человека. Это основа гражданского общества, которое только тогда может считать установленным, когда оно заявляет о своих правах и свободах и активно выступает на бастионах их защиты. В этом смысле, как видите, в Дагестане в советский период не было того общества, которое бы оперативно и самое главное организовано могло выступить с защитой или как минимум заявкой к защите своих прав и свобод. Конституция СССР, была, впрочем, образцом защиты прав и демократических свобод. Однако! 

Давайте по порядку. Не было таких массовых нарушений основных установленных и задекларированных прав и свобод простого советского человека. По мере возможности, советский строй помогал подняться человеку. Не было тотальной коррупции и самоуправства чиновников самого разного ранга. Были проблемы в экономике, хотя при Сталине цены на основные продукты методично снижались. Да были перегибы и минусы. Людей массово загоняли в новый строй, коллективизация, раскулачивание, частной собственности не было, репрессии. Это обратная сторона медали. Все это было. Я могу лишь судить о периоде правления Л.И.Брежнева, когда Советская страна встала на ноги и могла гарантировать человеку какую-никакую стабильность.

Советский человек имел тот устойчивый минимум и защиту своих прав, который позволял ему уверенно смотреть в будущее. По крайней мере поздний советский период советский человек имел даже излишки, которые позволяли ему приобретать автомобиль, предметы роскоши. Нельзя сбрасывать со счетов то, что государство в советский период пережило две кровопролитные войны– Гражданскую и Великую Отечественную. 

Российское и дагестанское общество ждет более решительных перемен

То, что касается «бардака», безусловно, те кто утверждает, что раньше было лучше отчасти правы. Я застал поздний советский период. Отчетливо помню 80-е годы на которые пришлись мои школьные годы. Скажу однозначно, раньше у нас была держава, страна с крепким политическим центром и четкими идеологическими установками. Проворовавшиеся чиновники просто отправлялись на нары, и даже расстреливались, предателей не было ни во власти, ни вне ее. Деньги советские – это советский рубль, а не доллар и евро. Мы не зависели от иностранной валюты, и тем более не держали нашу национальную валюту за рубежом. Развивалась промышленность, сельское хозяйство. Впрочем, мы и сейчас в режиме пролонгации пользуемся благами того основания, которое было заложено советской системой. Не могло быть олигархов и тех, кто выписывает себе миллионные премии, не было банкиров, которые жиреют на банковском проценте и откровенном обнищании народа. Не было грабительской ипотеки, освещенной правительством. Не было хищнического и вульгарного капитализма, которое уничтожает человека в человеке. Было меньше, да лучше! Это основное впечатление от Советского союза. Мои родители и я получили неплохое образование, возможность работать по специальности без протекции, ордер на квартиру, мы жили в стабильном и динамично развивающемся государстве, которое только наращивало своей потенциал во всех сферах. Отдельно об образовании. Советское образование и наука были лучшими в мире. Результат тому: темпы развития народного хозяйства, которые были прямым следствием развития образования и науки. Никаких ЕГЭ, но какие результаты! СССР – самая читающая страна! Никакого интернета – но успехи во всех областях науки, пионерное освоение космоса, военно-оборонная промышленность (не то что сейчас!), гуманитарные науки, советский человек пользовался продуктом произведенным в СССР. Не то что сейчас: мы кормим иностранного производителя на фоне убогого состояния промышленности России. Национальные блага у отдельных олигархов, а россиянин не получает от этого ни копейки. Нац.проекты и материнский капитал - это, конечно, капля в море. Спасибо и на том, но российское и дагестанское общество ждет более решительных перемен. 

Бизнес по-прежнему в тени и задавлен, ему просто не дают возможность воспрянуть, наука разваливается на гребне реформы РАН, образование добивается неадекватной системой тестирования. Мы продолжаем смотреть в рот Западу! И это печально. У России и Дагестана свой путь. И нужно этот путь прощупать, найти и открыть, наконец! Нужно идти, а не ползти. Уж молчу о легкой пробежке!

Было ли в Дагестане здоровое общество?! В Дагестане были здоровые люди! Здесь не убивали лучших сынов республики, духовных людей, политиков, спортсменов, бизнесменов, учителей, журналистов, министров. В советский период Дагестан был краем стабильности и оптимизма. Не было конфликтов и тем более стычек по национальным, земельным, межконфессиональным и прочим срезам. Были знаменитые тухумы, но не было полукриминальных кланов, рвущихся освоить еще одни куски ресурсов и кресел, и ликвидировавших на своем пути всякого, кто осмелится помешать. Много религии, но мало духовности! Много шума, но мало результата! Много митингов, но мало пользы!

Это ли не цель любого гражданского общества. Что касается СМИ. Нет дефицита прессы в республики, но мало от нее пользы, мало в ней конструктива. Раньше любая критическая статья в газете мгновенно отражалась на «герое»: он лишался регалий, по нему начиналось расследование. А сколько критических статей с описанием преступлений написаны в дагестанских газетах? И сколько по ним принято решений? Вот и говорите потом о здоровом гражданском обществе в Дагестане советском и российском!

Вообще тогражданское общество строят не каменщики, маляры и штукатуры, которые в своем ПТУ могли и не читать ни Конституции, ни Корана. Гражданское общество строят политически активные граждане, профсоюзные, женские, ветеранские, детские, этнополитические и прочие общественные организации. Конституционные нормы ведь просты и понятны каждому – даже шабашнику-отделочнику с 4-классным образованием: право на жизнь, личную неприкосновенность, достоинство и т.д. Ну не может этот парень из горного аула отложив мастерок заниматься изучением своих прав. Для этого он морально, мысленно, вербально делегирует эту работу группе товарищей, которые профессионально занимаются этим.

Политическая и правовая культура у нас, конечно, на низком уровне. Об этом еще и Абдулатипов говорил. Дагестанская политическая культура, конечно, специфична. На нее отражаются и этнические, и тухумно-клановые и религиозные и прочие условия и факторы. 

Дагестанскому обществу, слава богу, известны основные права. Благодаря работе СМИ, и как ни странно, правоохранительных органов, люди начали потихоньку разбираться в законах и правах. Но дагестанцы усвоили еще одно полицейское право – сохранять молчание, ибо все что ты скажешь будет использовано против тебя.

Лезгин считали жалобщиками и чуть ли не кляузниками

Поэтому акты возмущения, протестные акции у дагестанцев возникают в самые крайние случаи, когда уже дальше некуда. В некотором смысле в этом «виновата» и религиозность, потому что мы как правило делаем сабр, надеемся на бога, тогда как надо было просто позвонить в коммунальную службу и потребовать у нее объяснений. А в случае чего – просто пожаловаться. Жаловаться у нас вообще не любят. Помню лезгин считали жалобщиками и чуть ли не кляузниками именно потому, что они брались за ручку и вот таким цивилизованным (правовым) способом пытались решать свои житейские и гражданские вопросы. На деле этим они показывали высокую правовую и политическую культуру. Куда лучше, чем поджигать покрышки, перекрывать дороги, мешая движению, или - не дай боже- совершать избиение и хулиганские акты, как-то закидывать камнями здание ведомства или учреждения. Я называю такой тип политической культуры – стихийно-активистским и натуральным. То есть культура, возникающая в крайних социально-политических ситуациях и нацеленная на решение внутренних, собственных задач. 

— Наши дагестанские коллеги и друзья очень много говорят об изменениях в Дагестане: одни - о том, что происходят позитивные изменения, но другая часть констатирует, что особых изменений не происходит. Ваше мнение?

— Безусловно, позитивные перемены не приходят быстро, к ним привыкают, адаптируются. Все хорошее нужно основательно усвоить, принять. То, что заводятся уголовные дела по некоторым проворовавшимся чиновникам – это начало только оздоровления. Но меч справедливости должен работать ко всем одинаково, как известно, Фемида слепа, зато все правильно отмеряет.

Если правосудие будет работать избирательно, то градус общественного одобрения будет медленно, но верно идти вниз, будет нарастать только недовольство. Думаю, что ни один чиновник, на котором хоть тень скандальных дел, коррупционных и криминальных связей, а тем более связей с бандподпольем не должен оставаться у руля власти ни в каком качестве.

По части инвестиций. Пока можно сказать, что приходят инвесторы, но не инвестиции. Я сейчас об инвестициях не дагестанских.Инвесторы они народ осторожный, особенно то, что касается Дагестана и России, у которой подпорчена репутация и которая под ударами информационной атаки Запада еще и с момента украинского кризиса и войны.

Если говорить о курсе главы РД, то в целом декларируются правильные вещи. Но есть курс чиновников, курс силовиков, курс советников, курс советников советников, курс кланов, курс группы поддержки кланов и тд. О каком курсе мы говорим? Глав республики тоже можно ввести в заблуждение, ими тоже могут управлять или пытаться оказывать влияние некие группы. Мы это проходили на примере Муху Алиева, Магомедсалама Магомедова. Главное то, что курс нужно сверять с дагестанским народом.

Общественные «легкие» нужно, по-прежнему, внимательно прослушивать. Нельзя игнорировать глас народа, в какой бы «неказистой» форме он не подавался. С народом вообще спорить бесполезно. Он как дитя, а дитя не будет плакать просто потому что капризно: за каждым криком общества стоит какая-либо серьезная проблема, пусть на первый взгляд не совсем существенная. Если эти проблемы невозможно терпеть именно при Абдулатипове, то нужно их решать здесь и сейчас, не передавая другим главам, другим поколениям.

Никого не должно расслаблять, а тем более, расхолаживать то, что мы на правильном пути. Любой хамливый чиновник может на этом пути, простите, наложить. И смазать в целом хорошее впечатление от «правильного курса». 

Поэтому нельзя расслабляться. Есть еще ряд серьезных проблем в Дагестане. Это вопросы этноквотирования, территориального и бюджетного дисбаланса, игнорирования годами проблем общества, проблемы в правоохранительной сфере, клановость никуда не ушла, местничество и политические этно-классы тоже тут рядом. Юждаг по-прежнему отрезан от республики: недавнее скандальное распределение грантов предпринимателям это еще раз проиллюстрировало. Юждаг предлагают нам развивать, сделать его точкой роста, об этом, в частности, говорил полпред президента в СКФО Сергей Меликов. Посмотрим, что из этого выйдет. Но пока южный регион республики, имея мощный интеллектуальный, природный, рекреационный, логистический и прочий потенциал, прозябает без внимания. Программа «Юг» - не стала родной также для Юждага. Поэтому все сильнее звучат голоса тех, кто ратует за автономизацию этой части республики. 

Не изжита и не подвергнута критике система этно-дуумвирата – правления попеременно представителей аварцев и даргинцев

К великому сожалению, мы живем в этноклассовом обществе. Не изжита и не подвергнута критике система этно-дуумвирата – правления попеременно представителей аварцев и даргинцев. Другие народы начисто исключаются из управления, что ухудшает общую ситуацию и социальное самочувствие народов. Такая национальная политика в многонациональном Дагестане неприемлема! Система этно-дуумвирата, против которой согласно моему опросу выступило более 70% дагестанцев должна быть отменена! Нет также осуждения нормы, введенной в Конституцию РД и противоречащей Конституции РФ о так называемых титульных народах (их всего 14). Тогда как в Дагестане коренных народов – более 30! Куда девать добрую половину народов и почему они не титульные!?

Проблемы еще есть, мы только встали на путь. Нам еще многое нужно сделать. И главное должно быть конструктивное взаимодействие общества и власти!

— Те, кто поддерживает курс Р.Абдулатипова приводят в пример аресты и задержания чиновников…Что началось очищение и оздоровление…

— Безусловно, это надо признать. Дело в том, что, Дагестан никогда прежде за четверть века безвременья не видел такого масштабного наката на кланы и группы влияния, будь то крупные или мелкие. Не было уголовных дел: коррупционеры втихую пожирали транши и бюджетные деньги, развития не было. Не было отставок, в том числе громких. Но в Дагестане так повелось, что никто просто так уходить не хочет. Политика вообще ломает мужчин и делает из них каких-то прожорливых и самовлюбленных (и еще лояльных центру получения ресурсов) существ, которые не способны ни на рефлексию, ни на акты беспристрастных самооценок. Способность заниматься философской и беспристрастной оценкой я называю ярагизмом по имени духовного наставника Дагестана Мухаммеда Ярагского, который отказался от ложного пути, встав на путь истины. Это поступок – взять и признать себя неправым. Я – неправ! Это надо иметь мужество! Поступки нам нужны, наряду с переменами. Будут поступки - будут перемены!

Вместе с тем усилилась информационная борьба. Дагестан окончательно оформился в информационное общество, со всеми вытекающими. Абдулатипов первый к тому же глава, который на себе испытал именно интернет сегмент информационной борьбы с включениями в нее социальных и мобильных сетей, чего не было прежде. Есть заказы этнически окрашенных кланов, есть подмога «обиженных». 

Кто оппонирует и почему недолюбливают главу РД? Вопрос на стыке новейшей истории, политологии, этнопсихологии, социологии. 

Проблема всех верховных режимов: свита боится докладывать правду «первому», истину говорить боятся

Даже маршрутчикии автомобилисты порою сыплют слова ненависти Абдулатипову. Особенно, когда застревают в пробке ввиду проезда кортежа главы. Почему интересно? Эта же не философское идеологическое противостояние. Стоит разобраться, это ненависть люмпенов или уже взрослеющих граждан?! Вот в чем вопрос!

Проблема всех верховных режимов: свита боится докладывать правду «первому», истину говорить боятся; боятся впасть в немилость, потерять статус. В этом серьезная проблема. Проблема истины и развития.

А потом людей, которых заменяют не надо брать из старого эшелона. К сожалению, так происходит, что шило меняем на мыло. Либо надо договариваться со старыми кланами. Все не так просто. Надо аккуратно и жестко работать. Пока не все получается, как хотим. Получается как всегда, потому что у всего и у общественно-политических процессов есть свои объективные законы, кроме гласа главы.

— Вокруг все говорят о кризисе, он настиг и Азербайджан. Оценки экономического состояния у разных экспертов разнятся. Такое ощущение, что все они работают на разные группы влияния. Однако, хочется услышать более или менее правдивую картину без эмоциональных всплесков пессимизма, но и без оптимистических рапортов…

— Я не экономист, но как говорят одесситы, имею что сказать. Дагестан испытывает кризис общероссийский. Падение цен на нефть, банковско-биржевые спекуляции подстегнули финансовый кризис в России. Страна, которая пока не использует свой научный и предпринимательский потенциал, не говоря уж о природных ресурсах всегда будет попадать в силки разных кризисов. Нельзя делать ставку исключительно на оборонку, когда у нее за спиной нет тыловой поддержки сильного среднего класса, образованного, патриотически и этически подкованного молодого поколения, развитых научных кадров, в том числе в области точных наук, нет работающих конструкторских бюро, нет венчурных фондов, нет системного подхода к быстрой реализации инноваций, а есть бюрократия, кланы, неповоротливая система, «нефтяная игла» и прочие нехорошие для экономики и социума вещи. Есть зависимость от доллара, есть деньги в оффшорах и зарубежных банках, которые работают на западную экономику. 

По поводу усугубления политического, общественного и экономического кризиса именно в Дагестане, о котором заявляют некоторые персоны – это, скорее, демагогическое заявление оппозиционных политиков, за которым нет реальной оценки ситуации. 

А потом есть корреляция развития общества, его запросов, планки его ожиданий, которая медленно, как правило, повышается и развитияполит.элит. Иногда политэлиты не успевают за запросами общества. Насколько элиты способны отвечать новым запросам общества. Когда говорят об усугублении ситуации где бы то ни было нужно учитывать насколько изменилось общество (а оно всегда быстрее развивается, именно в обществе рождаются новые идеи и планы) и как это влияет на власть политическую. Пока не вижу усугублений, так как дагестанское общество не сильно изменилось. Да и полит.элита совершает усилия, где-то конвульсивные к тому, чтобы улучшиться, правда пока коррупционный ценз остается во многих учреждениях. Ну это как раз говорит о том, что обществу по-прежнему удобно пользоваться таким способом решения своих задач. Покупаются справки, дипломы об образовании, лицензии, «зеленки». Закон мало кого интересует, есть хищнический порыв, на который вывешен прейскурант. Вот это пока никуда не делось. Особо упертые граждане конечно, могут бороться в одиночку с этими явлениями. Но, пока борьба безуспешна. Так что хуже при Абдулатипове не стало. Наоборот увеличились риски для некоторых республиканских органов, которые в подведомственной орбите главы. Кроме того, лучше открылись возможности «поднять шум» по поводу коррупционной заявки того или иного чиновника и передать его в чистые рукичекистов и других сотрудников правоохранительной системы. 

— Беседуя с политологом, всегда хочется заглянуть за занавес: а что там впереди?! Что бы Вы спрогнозировали в ближайшее будущее для России, Дагестана?

Прогнозы – дело неблагодарное, хотя политология отчасти и держится на них. То есть политология – такая вот оракулология. В античном мире – этим занимались оракулы. 

Шариат можно строить в автономных сообществах

Не буду говорить за всю Россию. Давайте обратим свои взоры на Дагестан. Активность и сама численность бандподполья идет на спад. Идеологически и религиозно окрашенный криминал будет скукоживаться как шагреневая кожа. Теперь какая-то часть молодежи понимает, что через убийство «въезжать в рай» не так безопасно и, что самое главное – правильно, а шариат можно строить в автономных сообществах, не вступая в клинч и лобовую атаку с светским миром. Если нет идеологического обоснования, то и «пушечное мясо» поубавится. Джихад можно и нужно делать мирный. Это понимает молодежь. Углы нужно обходить, а девиантная часть общества будет получать выход через чисто криминальные каналы: грабежи, квартирные кражи, и тд. Хотя риски очередного теракта все же всегда существуют. Вместе с тем будет интеллектуально и творчески расти идеологический средний класс – класс настоящих патриотов Дагестана, в которых синтезирована и духовность, и этика, и знания. По крайней мере, у меня есть такая интуиция (улыбается).

Значение Дербента будет усиливаться, возможно, он превратится в мощный туристический центр, имиджевый потенциал его еще до конца не исчерпан. Многие дагестанцы не были в Дербенте! И даже не знают, что под боком существует такой знаменитый и древний город, исстари известный на всем Востоке. 

Политическая и экономическая ситуация зависит от двух факторов: от российского центра и менеджеров, а вернее неалчных чиновников. А потом чиновники кроме того, что просто не должны воровать, обязаны еще и знать, как развивать хозяйство на вверенной территории. Все движется к тому, что ситуация на местах безотносительно к московскому Центру будет улучшаться. Повышаются запросы общества, его гражданские и бытовые потребности, следовательно, требования к главам районов и городов будут повышаться. Глава должен просто соответствовать новым ипостасям: менеджера, наставника, имама. Это при условии, если не возникнет серьезной конфликтной зоны: пока она в латентной форме находится в «нижних этажах» земельных, межконфессиональных, кадрово-квотационных и этнополитических разломах. 

Ну надеемся, что общий порыв на развитие, позитивную динамику, а также реальные политические шаги должны минимизировать эти риски.

Ну и пользуясь случаем, хочу поздравить «ЛезгиЯр» и всех читателей с очередным признанием. Ну и конечно, не могу не поздравить вас с наступающим праздником Победы, 70-летие которой наша страна будет широко отмечать 9 мая. Кстати, это еще одна скрепа, которая объединяет наши народы! Ведь воевали и давали отпор фашисту одной страной. Побед нам всем и дальнейших вам успехов!





Ниже приведены схожие материалы:

Похожие новости по теме:

Категория: Лезгины в России | Просмотров: 1862 | Добавил: LezGiYar | В материале упоминаются: ханжан Курбанов
Оставьте свой комментарий!
avatar