Лента новостей
ОПРОС
Как Вы сморите на то, чтобы издание «ЛезгиЯр» публиковало не только лезгинские новости?
Всего ответов: 691
Реклама
Реклама
ЛезгиЯр на Facebook
Партнеры ЛезгиЯр
Лезги литература
Статистика

Яндекс.Метрика

Наша Кнопка

Онлайнда авайбур: 22
Мугьманар: 21
Иштиракчияр: 1
Кюреви

Сегодня нас посетили:

 
Главная » 2014 » Июль » 23 » Вопросы Главе Республики Дагестан Р.Г.Абдулатипову

10:45
Вопросы Главе Республики Дагестан Р.Г.Абдулатипову

Вопросы Главе Республики Дагестан Р.Г.Абдулатипову
Завтра, 23 июля, на телеканале ГТРК «Дагестан» состоится прямой эфир главы Республики Дагестан Рамазана Абдулатипова из серии «Открытая власть». Тема эфира – «Укрепление доверия населения в эпоху преобразований». Рамазан Абдулатипов ответит на вопросы, поступившие через Интернет на официальный сайт Главы РД, на сайт РИА «Дагестан» и на личные странички Рамазана Абдулатипова в Instagram, Facebook и Вконтакте. Также вопросы главе Дагестана можно будет задать по телефону прямого эфира - 67-12-25.

Программа будет транслироваться на официальном сайте Главы Республики Дагестан, каналах ГТРК «Дагестан», «Россия – 24 Дагестан», РГВК «Дагестан» и на сайте РГВК «Дагестан». Начало прямого эфира - в 19:00.

1. Дагестан по-прежнему остается кризисным, проблемным регионом, который самостоятельно не в состоянии решить свои социально-экономические задачи, реализовать высокий потенциал и поэтому требует активного вмешательства со стороны государства. Ситуация в экономике из года в год только ухудшается. Управляющее воздействие власти на экономику мизерное, ни одна проблема экономики республики не решена, экономика всецело в «колее», траектории предыдущей экономики. Нет ни одной отрасли, ни одного ресурса, продукта, который имел бы устойчивое позиционирование на рынке страны и обеспечивал бы поступление значимых финансовых потоков. Попытки решить проблемы бюджетными дотациями не принесли, ожидаемый результат, а зачастую приводят к новым рискам и конфликтам. Сегодня заново предпринимаются попытки решить проблемы и административными методами, и бюджетными методами, через реализацию приоритетных проектов, в режиме ручного управления. Но и они неэффективны: ни власть, ни деньги сами по себе не могут обеспечивать развитие. Более востребованными являются социальные компетенции: стратегическое планирование, управление изменениями и эффективные коммуникации. Республиканская власть не обладает достаточным уровнем, качеством этих компетенций.

2. Надуманная под политическим давлением, искусственная экономика, без цели получить экономический результат, становится настоящей бедой Дагестана. Такие фундаментальные процедуры перехода, как приватизация, земельная реформа, решение системных проблем, рыночная трансформация региональной экономики, оценка внутренних источников роста и капитала развития, региональная специализация и создание стратегических преимуществ, программа повышения конкурентоспособности, новая структура экономики, интеграция в экономику страны, не реализованы. Переходный период республиканской экономики длится 8 лет, но необходимые условия перехода не созданы, границы перехода до сих пор не определены, время, усилия, ресурсы республиканских институтов тратятся неэффективно или даже впустую, в том числе по причине высокой элитарной коррупции. В погоне за количественными показателями роста, зачастую формальными, приукрашенной статистикой, упускаются фундаментальные качественные параметры: структура экономики, конкурентоспособность, производительность труда, эффективность, конечный экономический результат. В силу этого территория, имеющая достаточный потенциал развития, при наличии высокой деловой активности населения, характеризуется хронической безработицей (фактически на уровне 20%), высокой дотационностью бюджета (на уровне 75%), находится в кризисном состоянии. Это симптомы периферийной экономики, в том числе периферийного экономического сознания и поведения, проигрыш каждого чиновника в гонке за сиюминутную личную выгоду.

3. В течение 2013-2014гг. в экономике Дагестана усилились следующие отрицательные тенденции: 

- резкое ухудшение ситуации в банковской системе и кредитно-денежной сфере (следствия - сокращение денег в обращении, в том числе наличного, объемов кредитования и пр.). За этот период были закрыты 12 дагестанских банков, а остальные снизили свою активность. 

- ухудшение структуры инвестиций в основной капитал (машины и оборудование: 2012 г - 31.1%. 2013 г - 24,4%), сокращение вложений из федеральных источников и собственных накоплений организаций. Только 20% суммы инвестиций в основной капитал приходится на крупные и средние предприятия, остальные 80% фактически не подотчетны по данной статье отчетности и по ним используют оценочные данные.

- абсолютное сокращение реально располагаемых денежных доходов населения (99,3%) и наличных денег на руках населения (54,3 млрд. руб.); 

- соответственно, резкий рост численности населения с доходами ниже прожиточного минимума до 297,3 тыс. чел.(144%); 

- существенное ухудшение материально-технической базы сельскохозяйственного производства, в т.ч. в части мелиорации, племенного животноводства, продуктивного семеноводства;

- не решен земельный вопрос, эффективность использования пахотной земли остается на низком уровне. Пример: в республике порядка 60 тысяч га виноградопригодных земель, но под разрекламированным виноградным кластером скрывались только интересы по приватизации Кизлярского коньячного завода и территорий ГУП «Геджух». А руководству страны только в июле дважды докладывались недостоверные завышенные цифры объемов посадки виноградников, рабочих мест и уровня зарплаты. Ни проекта виноградного кластера, ни организационных усилий по его созданию или организационной формы кластера, нет и в помине. Как нет проектов и других кластеров, хотя в Дагестане проявляются десятки территориально-производственных, отраслевых кластеров, кластеров малых предприятий, домашних хозяйств, а во многих регионах страны проекты организации кластеров успешно реализуются.

- резкое ухудшение экологической ситуации. Пример: в городах и в районах масса мусорных свалок, фактически на наших глазах происходит экологическая катастрофа. Предложенный нами проект инновационного мусороперерабатывающего завода так и не был реализован, хотя прошел презентацию в правительстве республики еще 5 декабря 2013 года. Оба проекта минторгинвеста РД по мусоропереработке – для Махачкалы и Дербента – на проверку оказались фейками. Другие крупные очаги экологического бедствия – территория Хнов-Борчинского рудного месторождения и Самурского леса. И крупнейший очаг, Каспийское море, уровень загрязненности которого превышает все мыслимые пределы. Купание в море запрещено, а рыба давно ушла куда подальше, от солей тяжелых металлов и сточных вод городских канализаций. 

- нарастание диспропорций в социально-экономическом развитии отдельных регионов, районов республики, в т.ч. вызванный несправедливым распределением бюджетных средств, урезанием бюджетов некоторых городов, районов. В то же время, в муниципалитетах государственная экономическая политика не реализуется, стратегическое планирование развития не осуществляется. Вместо этого требуют увеличения сбора налогов – это тактика выжатого лимона, дающая краткосрочный эффект. 

- ухудшение условий деятельности малого и среднего бизнеса. Что делает предприниматель, если не видит возможности у себя на малой родине? Он уезжает. Средства для поддержки предпринимателей, фермеров если и выделяются, то с большими откатами. Предприниматели в массовом порядке уезжают из республики. Пример: только из южной зоны Дагестана за последние 4 года уехали порядка 1000 предпринимателей, а теперь уезжают и из Махачкалы.

- неравномерное развитие городов, районов, территориальных зон (регионов), отсутствие стратегической государственной политики в этой области, подменяемой клановыми и узко-национальными интересами. Указание президента России о комплексном развитии территорий не выполняется, по причине чего продолжается отток населения. Пример: южная зона Дагестана, которая де-факто является территорией высокой степени готовности к развитию, выпала из всех планов, программ развития, а объемы бюджетирования муниципальных образований региона негласным указанием урезаны.

4. Власть на местах, министерства и ведомства экономического профиля, находятся в плену устаревших догм и методов. Зачастую вся работа сводится к формальным прогнозам, докладам, отчетам. За основу планирования берут не исследования потенциала, анализ, а данные недостоверной деформированной статистики. Примеры: нарисованы из года в год якобы имеющиеся темпы роста строительства – строительная сфера республики с 2009 года в кризисе, всего лишь два параметра 2014 года по информации Дагстата: «Из общего объема введенного жилья предприятиями и организациями сданы в эксплуатацию 772 квартиры общей площадью 49,6 тыс. кв. метров, что составляет 39,5% от зафиксированного показателя января-мая 2013г.», что касается частных домов, то в первом полугодии 2014 года по сравнению с первым полугодием 2013 года небольшое снижение, но если сравнить со вторым полугодием – снижение уже в 5 раз; по причине дождливой погоды и заполнения водохранилищ ГЭС во втором полугодии 2013 года увеличилась выработка электроэнергии – это выдали за промышленный рост 137% - для справки, темпы роста промышленности в 2014 года неуклонно снижаются, так как ее база была искусственно раздута для итогового отчета по 2013 году, в том числе через сдачу госзаказа Дагдизелем, и в мае-июне текущего года промышленность показывает отрицательные темпы по сравнению с май-июнь 2013 года; существуют и косвенные признаки промышленного спада, такие как потребление электроэнергии – информация Дагстата (2014 год к 2013 году, %): 

Май январь-май
Производство и распределение электроэнергии, 
газа и воды – всего 82,0 95,8
в том числе:
производство, передача и распределение 
электроэнергии 73,3 86,1

Как видим, по электроэнергии снижение в мае 27%, за январь-май 14%; по причине сильных заморозков в 2012 году урожай винограда погиб наполовину – двукратное увеличение сбора винограда в 2013 году Глава республики неоднократно выдавал за свое личное(!) достижение (для сравнения: в 2011 году в республике собрали больше винограда, чем в 2013 году); приписки в сельском хозяйстве – учитывается производство и в частном подворье, которое вырабатывает 88% от общего объема сельскохозяйственного производства – никто точно не знает, сколько продукции отрасль производит, цифры чиновники, начиная с районного уровня, берут с потолка, показывая рост; мелиоративный комплекс республики разрушен, агротехника и агрокультура на низком уровне, работает закон убывающей продуктивности земель, с раздачей земель сельское хозяйство имеет мелкоконтурный характер, племенное животноводство, продуктивное семеноводство давно в упадке – минэкономики, минсельхоз РД по инерции приписывают рост в сельском хозяйстве, но так не бывает; инвестиции в основной капитал ежегодно формально показывают рост – но никто не может обосновать цифры, так как 3\4 от их объема сконцентрированы в частном секторе и происходящее в данном сегменте практически не поддается учету. Таких примеров десятки и сотни.

5. Тенденции в бюджетной сфере Дагестана за 2013-2014гг отрицательные: дефицит бюджета остается на высоком уровне (4,5 млрд. руб), получены бюджетные кредиты 6,0 млрд. руб. с вероятным ростом на конец года до 14,0 млрд. руб., госдолг в 2014 году запланирован в размере 19,16 млрд. руб. – в среднем по всем параметрам более чем двукратный рост. И размер дефицита бюджета, и размер госдолга РД, утверждены с нарушением установленных бюджетных норм (не более 10% и 50% соответственно, собственных доходов). На начало 2015 года, с учетом исполнения майских указов президента России, госдолг республики может превысить установленный предел (80% собственных доходов). Дагестанские чиновники проиграли и бюджетную гонку. В то же время уровень коррупции в бюджетной сфере зашкаливает, откаты по господрядам достигают 20-50% (строительство детских садов, школ, больниц, дорог), в бюджете Дагестана есть некоторые статьи (субсидии, школьное питание и т.д.), иногда целые программы, средства по которым расхищаются чуть ли не на 100%. Типичный пример отмывания бюджетных денег – строительство Самурского водовода – мало того, работы незаконно велись в заповедной зоне, освоены в никуда 534,5 млн. рублей бюджетных денег, теперь ни денег, ни воды, так как проект сугубо коррупционный.

6. В последнее время руководство республики докладывает о некоторых возросших рейтингах республики и Главы. Данные рейтинги во много обусловлены нарисованными статистическими отчетами, приукрашенными докладами из республики, а некоторые из них нагоняются де-факто высоким медиарейтингом Дагестана. Есть и другие, менее зависимые от случайных факторов рейтинги. Примеры: в рейтинге устойчивости российских регионов за июнь 2014 года Дагестан занимает предпоследнее, 82-е место среди 83 регионов; в рейтинге регионов по благосостоянию российских семей по итогам 2013 года Дагестан занимает последнее место в стране; в инфографике (РИА Новости) миграционных настроений россиян на ближайшие 3 года, первое место – 39% дагестанцев готовы покинуть республику, из них доля экономических мигрантов (по причине безработицы и низких доходов) составляет 49%; рейтинг ФСО доверия населения Главы Дагестана согласно недавней справке Минрегионразвития РФ составил 0,4%. Это результат непродуманной авторитарной политики Р.Г. Абдулатипова, компанейщины – кто не с нами, тот против нас. В то же время, вчера на Совете Безопасности руководство страны призывает к укреплению межнационального мира, диалогу с гражданским обществом, в том числе с оппозицией. На встрече с президентом России 4 июля Р.Г.Абдулатипов представил президенту недостоверную информацию по состоянию экономики Дагестана, кроме того, были представлены сомнительные проекты. Все его заявления о том, что с его приходом в Дагестан стало лучше, не имеют основания, экономика республики вовсе заморожена: темпы роста по сравнению с 2010-2012 годами снижаются, по некоторым параметрам вовсе отрицательные. Совокупный экономический результат предприятий Дагестана по итогам 2013 года составил убыток в размере 3,701 млрд. рублей. Это следствие высокого уровня теневой экономики, также масштабных хищений, присвоения произведенного продукта руководителями госпредприятий и чиновниками в госсекторе экономики.

7. Казалось бы, в таких сложных условиях на первый план выходят стратегическое планирование и неинвестиционные решения развития региональной экономики. Однако, с самого начала своей работы Р.Г. Абдулатипов категорически отверг принятую в ранге закона Стратегию-2025 РД, и принялся разрабатывать приоритетные проекты. Если не принимать во внимание непонятную чехарду с этими проектами на протяжении года, собственно такого рода проекты уместны как срочный план правительства, форсайтинг, хотя не являются стратегическими. Но эффективность таких проектов вызывает сомнение по другой причине – они во многом надуманы Р.Г.Абдулатиповым, выбраны наибольшее количество целей, необоснованых и нереализуемых, не подкрепленных компетенциями, ресурсами, возможностями. В основном эти проекты были разработаны случайными людьми со стороны (Мусаев М., Столяров Б.), которые не владели информацией о потенциале Дагестана, ситуации в отраслях, муниципальных образованиях и которых, кстати, давно уже нет на горизонте республики. Уровень экономической дискуссии постепенно сводится к нулю, экспертное мнение не учитывается, а экономика получает авторитарные решения. Другие инициативы Главы Дагестана, как создание Стратегического Совета, экспертного управления администрации, Корпорации развития, Нефтегазовой компании и т.д., фактически не реализованы по причине их несостоятельности, недееспособности. Это результат отсутствия у Главы республики какого-либо административного, управленческого, хозяйственного опыта, не говоря уже об отсутствии стратегии.

8. Экономическое развитие так и не стало приоритетом для чиновников, а государственная экономическая политика, экономическая деятельность в основном сведена к исполнению господрядов и продвижению своих интересов по откатам, самообогащению. Работа профильных отраслевых министерств и ведомств, провалена: формализм и ложная активность становятся для чиновников нормой поведения. Глава республики не раз отмечал работу того или иного министра, но всегда в связи с хорошим отчетом, выполнением его личного поручения и т.д. Форма, структура превосходят и подавливают функцию, содержание – налицо высшая стадия бюрократизма. Очевидно, что ставка на министерства себя не оправдала. В то же время, министерства экономического блока остаются самыми коррумпированными. Тем не менее, они и сегодня в мейнстриме процессов, бюджетирования, а Р.Г.Абдулатипов вовсе ничего кроме министерств и чиновников не признает. Все его разговоры о рыночной сфере, инвестициях, экономическом развитии республики остаются не более чем разговорами, прикрытием для продвижения своих личных интересов. Экономика в республике абсолютно никого не интересует, экономическое развитие тем более, оно для власти так и осталось непонятой, нераскрытой, но модной для озвучивания экономической категорией. Под экономическим развитием понимают только строительство на федеральные бюджетные деньги школ, больниц, дорог и т.д. Стратегическое планирование, проектирование экономики, качественные параметры, вывод экономики на стадию самоорганизации, остаются за пределами понимания дагестанской власти. Пример. Минэкономики и территориального развития РД так и не стало центром стратегии, провалило работу на всех направлениях: прогнозирование налоговых доходов в бюджет от фактического исполнения расходится на 10%; провалена работа по реализации широко разрекламированного приоритетного проекта развития РД № 1 «Обеление» экономики» - за весь прошлый 2013 год налогов с ИП собрали в размере 18 млн. рублей, имея сотни рынков, сотни тысяч торговых точек, магазинов, кафе по всей республики; провалена работа по утверждению схем территориального развития; провалена работа по подготовке к юбилею Дербента; провалена работа по выполнению Указа Президента РФ от 28 апреля 2008 года No 607 «Об оценке эффективности деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов»; собственно работа по реализации государственной экономической политики и налаживанию экономического развития муниципальных образований не ведется; провалена работа по разработке муниципальными образованиями Стратегий или долгосрочных программ экономического развития; министерство игнорирует и не обеспечивает реализацию Стратегии социально-экономического развития Республики Дагестан до 2025 года.

9. Нельзя сказать, что в Дагестане нет инвестиций, но при этом возникает другая проблема: задачи по инвестициям и рыночному развитию прямо противоположны задачам по освоению бюджетных денег, интересам чиновников. Инвестиционные проекты становятся прямыми конкурентами государственных программ, которые чиновники выдумывали и отмывали по ним бюджетные деньги. Отсюда и конфликт интересов, попытки чиновников подчинить инвесторов, оседлать инвестиционные потоки. Реализация инвестиционных проектов не является функцией чиновников. Однако, бизнес на стадии инвестиций, соответственно, откаты по инвестиционным проектам – любимое занятие дагестанских чиновников. Зачастую чиновники вводят в заблуждение, докладывая о сотнях, якобы имеющихся в регионе инвестиционных проектах, заключаемых соглашениях, озвучивая гигантские суммы, выдавая проектные идеи и намерения инвесторов за инвестиции. Сотни потенциальных инвестиционных проектов погублены на корню, а инвесторы и слышать не хотят про инвестиции в Дагестан, не желая связываться с местными чиновниками. При реализации крупных проектов инвесторы столкнулись со многими проблемами: политическими (крупные девелоперские проекты, приватизация аэропорта), управленческими (создание туристической ОЭЗ, юбилей Дербента), земельными (Дагагрокомплекс, Матлас), инфраструктурными (Каспийский завод листового стекла), качества рабочей силы (Каспийский завод листового стекла). Продолжает иметь место процесс оттока из республики предпринимателей и денежных средств, так как нет долгосрочной мотивации вложений.

10. Во многом тяжелая социально-экономическая ситуация в Дагестане – это результат закрытия крупных промышленных предприятий, где кроме получения стабильного заработка, человек формировался, как гражданин, находился под контролем коллектива, общества, государства. Сложился деиндустриальный тип региональной экономики с ориентацией на сельское хозяйство. Только в южной зоне республики из года в год простаивают 12 консервных заводов, 10 винзаводов, несколько крупных промышленных предприятий. Десятки предприятий приватизированы, а затем фактически ликвидированы. Пока вся промышленная политика республики строится на попытках получения федерального госзаказа и финансирования центра. Естественные конкурентные преимущества Дагестана никоим образом не используются, не приносят ни значимых корпоративных доходов, ни достаточных бюджетных финансовых поступлений. Новая промышленная политика должна учитывать традиции, опыт промышленного развития региона и страны, но основываться на рыночной, современной маркетинговой платформе бизнеса. Однако работа в этом направлении не ведется.

11. Специфика изменений в том, что они не могут быть дальними – они должны происходить сегодня, каждый день, иначе руководитель республики теряет доверие населения. Что собственно и произошло. Небольшие улучшения, перемены, приведение к порядку в экономике, чем сегодня увлечены дагестанские чиновники, не являются ни стратегией, ни изменениями, ни тем более новой моделью экономики или переходом в новое состояние. Продолжается бесполезная трата бюджетных средств, имеющая приоритетную цель присвоения бюджетных денег. В ходу старая присказка: дайте нам больше денег, а мы на ваши деньги построим в Дагестане сказку. Долгосрочная стратегия развития региона, стратегическое рыночное планирование и проектирование экономики, план масштабных реформ, изменений и поиск новой модели экономики, все-таки впереди. Полагаю, что в силу сложившихся реалий, тенденций в экономике страны, необходимые и достаточные для коренного перелома ситуации в республиканской экономике средства, вряд ли появятся и в ближайшей перспективе. В то же время, чем меньше территория, тем более профессиональной она должна быть в решении проблем и задач экономического развития. Существующая команда Главы Дагестана в основном сформирована на коррупционной основе и не обладает необходимыми и достаточными для этого компетенциями. Она не способна проводить в республике настоящие реформы, изменения, эффективно использовать потенциал. Отсталость, низкая конкурентоспособность и слабая интегрированность Дагестана в экономику страны создает опасность его дальнейшей маргинализации и превращения в экономический эксклав. Таким образом, создается угроза социально-политической стабильности в стране.

Директор ассоциации предпринимателей «Южный Дагестан» Маир Пашаев




Ниже приведены схожие материалы:

Похожие новости по теме:

Категория: Лезгины в России | Просмотров: 3430 | Добавил: Редактор | В материале упоминаются: Маир Пашаев, Рамазан Абдулатипов
1 rasim1  
 
 
23.07.2014 14:20
 
когда уйдёшь в отставку ?
Ответить       +5  
Спам

2 Mikael  
 
 
24.07.2014 02:16
 
kakoj vopros ЦЕНЗУРА? ЦЕНЗУРА ego i vsjo
Ответить       0  
Спам

avatar