Поддержим Лезгинский бизнес
Лента новостей
ОПРОС
Как Вы сморите на то, чтобы издание «ЛезгиЯр» публиковало не только лезгинские новости?
Всего ответов: 691
Реклама
Реклама
ЛезгиЯр на Facebook
Партнеры ЛезгиЯр
Лезги литература
Статистика

Яндекс.Метрика

Наша Кнопка

Онлайнда авайбур: 5
Мугьманар: 5
Иштиракчияр: 0


Сегодня нас посетили:

 
Главная » 2011 » Март » 4 » Нона Варлей де Гюбек: «Танцы и горы — моя страсть»

14:42
Нона Варлей де Гюбек: «Танцы и горы — моя страсть»

Нона Варлей де Гюбек: «Танцы и горы — моя страсть» Нона Варлей де Гюбек: «Танцы и горы — моя страсть» Нона Варлей де Гюбек: «Танцы и горы — моя страсть» Нона Варлей де Гюбек: «Танцы и горы — моя страсть» Нона Варлей де Гюбек: «Танцы и горы — моя страсть» В княжестве Монако живет наша землячка, кинорежиссер, сценарист, преподаватель языков, руководитель танцевальной группы, журналистка, альпинистка… Княжество Монако мы вспомнили с некоторым усилием, напрягая память. Нечто совсем крохотное, где-то на юге Европы; от Монте-Карло, конечно, до Ниццы, той самой, — меньше, чем от Махачкалы до Дербента: шагнешь в одну сторону — окажешься во Франции, в другую— в Италии, а с третьей стороны море, кажется, Лигурийское. 

Можете себе представить, какая, на наш дагестанский взгляд, царит скукота от благополучия в этом уголке самой что ни есть настоящей Европы. Там и живет Нона Варлей де Гюбек. Мы с нею, правда, познакомились не в самом Монте-Карло, а на интернет-форуме. И так славно поговорили, Нона удовлетворила наше любопытство, ответив на все вопросы.— Вы не первые, кто спрашивает меня по поводу моего имени. А дело вот как было. Мой покойный отец, художник, в своем творчестве часто обращался к мифам Древней Греции. 



В древнегреческом искусстве у него было девять любимых мотивов. Как я себе представляю, у отца возникло навязчивое желание создать что-либо такое, в чем претворились бы все эти девять мотивов. Когда я родилась, возможно, он решил, что его желание сбылось и дал мне имя Нона.

То есть?

— «Нонна» по-древнегречески означает «девять». И вот что еще весело: на итальянском мое имя понимают как «мама». Когда я знакомлюсь с итальянцами и называю себя, у них на лицах появляется невольная улыбка.

Почему фамилия не просто Варлей, мужа, или не Гюбекова, девичья? Для красоты, наверно?— Ну конечно. Кроме того, мое творчество знают под моей девичьей фамилией. Я не хочу ее терять, она мне нравится. Фамилия мужа тоже.

Прежде чем перейти к очень интересным вопросам о вас и о вашем муже, расскажите о своих предках.

— Мой отец, Джавид, уроженец Дагестанских Огней. >Его отец, Насреддин, очень молодым ушел на войну и не вернулся, даже фотография его не сохранилась. У дедушки было десять сестер. Впоследствии я их разыскала — в Ахтах, Кусарах, Махачкале, Баку. Отец был мастером на все руки, рано приучился к самостоятельности, ему приходилось помогать своей матери, моей бабушке Кизилгюл, которую помнят как красивую и мудрую женщину. Отец обладал отменным слухом, без всякого музыкального образования играл на всех доступных инструментах. Достаточно было ему один раз услышать мелодию, чтобы исполнить ее. 



Он писал и стихи, но, главное, был замечательным художником. Отец погиб в 35 лет при пожаре, многие его работы сгорели вместе с ним, сохранилось лишь несколько эскизов. Но то, чему он меня научил, останется со мной навсегда. От него мне передалось умение рисовать и вообще творческое начало. Хотя от матери тоже многое передалось. Она, Саимад Сафарова, родом из села Кукваз, Курахского района…

Не имеет ли она отношение к певцу Раджабу Сафарову, участнику Великой Отечественной войны, очень популярному в послевоенные десятилетия?

— Он приходится матери дядей со стороны отца. Я до сих пор люблю слушать записи его песен. Думаю, как только выпадет возможность, снять о нем телефильм. Когда мне исполнился годик, меня уже повезли к дедушке и бабушке в село Кукваз. Так началось мое знакомство с курахскими горами. Они для меня очень родные, чувство любви к ним никогда не покидало меня. Мама, в 31 год оставшись одна с четырьмя детьми на руках, не согнулась: вырастила нас, дочерей и сына, всем дала возможность получить образование. 



Мне она тоже всегда казалась по-своему творческой личностью. От нее у нас, сестер, умение готовить, шить, вышивать, вязать и ткать, бережно относиться ко всему. Жили мы в Баку. Там и теперь живут мать, она пенсионерка, обе сестры и брат, у каждого из них свое дело. После школы вы, как положено, продолжили учебу…— В Пятигорском лингвистическом университете на факультете русского и французского языков и литератур. Одновременно училась дополнительно на трех факультетах: на психолога-консультанта по вопросам общения, на переводчика французского языка и учила арабский язык повседневного общения.

Сколько же всего вы знаете языков?

— Кроме родного, русский, азербайджанский, французский, английский. 

Говорю на итальянском и турецком, арабский, правда, подзабыла. Изучала японский, но не получила речевой практики.

Где вы работали после учебы?

— В Баку, в телерадиокомитете «Мир» редактором, делала новостные передачи, документальные фильмы, была и ведущей программы. Сотрудничала с журналами «Наше время» и «Азербайджан», с газетами «Зеркало» и «Ежедневные новости». Преподавала русский язык в посольстве Франции и Швейцарии. Мне нравится преподавать. Здесь, в Монако, тоже займусь этим, скорее всего, частным образом. На первом плане остается кино, к чему я пристрастилась после окончания в Баку киноакадемии имени Рустама Ибрагимбекова. 



Самое время спросить о вашем муже…

— Седрик художник, пишет картины и занимается в своей галерее, фотографирует, преподает уроки игры в теннис детям и взрослым, помогает своему отцу в бизнесе. Отец у него англичанин, мать — арабка из Туниса. Он родился в Бельгии, работал во Франции и уже более 25 лет живет в Монако…

И женился на лезгинке из Баку. Наверно, вы познакомились при каких-то очень романтических обстоятельствах?

— В течение нескольких лет мы общались в Интернете...

Ну-у…

— Зато потом была романтично.

И что же потом было?

— Дело в том, что Седрик — заядлый альпинист. А я уже говорила о своей с детства любви к горам. Называть себя альпинистом я не стала бы, хотя поднималась на Шахдаг, покорила самую высокую вершину Базар-дюзю. Я просто люблю горы. Так вот, в 2007 году в Баку провели мероприятие по проекту «Двое на вершине» — молодым и не очень парам предлагалось поучаствовать в состязании по подъему на Шахдаг. 



Желающих оказалось много, со всех концов света. Тогда в Баку приехал и Седрик Варлей. О чувствах его и моих не буду говорить.

Мы верим в любовь в Интернете.

— На Шахдаге, на высоте четырех тысяч метров, он надел на мой палец обручальное кольцо.

И свидетелями у вас были горные орлы… Нона, вам позавидуют все читательницы нашей газеты!

— Не стоит завидовать, просто надо дождаться своего счастья. Свадебное застолье организовали уже внизу, в прохладной тени под лесной кроной. Мама приготовила долму. Обошлись без спиртного, никто не курил сигарет, из магнитофона лились лезгинские мелодии. А зарегистрировались мы в мэрии Монте-Карло. 

Я поздно, по общепринятым представлениям, вышла замуж, но считаю, что не прогадала. Я хорошо подготовилась к семейной жизни и не ошиблась в выборе своей половины. Мы счастливы — это главное. Мы в таком возрасте, когда относимся серьезно к семейной жизни и ко всему, что делаем.

Расскажите о своей работе в Монте-Карло.

— Как сценарист пишу тексты к художественным и документальным фильмам, чаще всего — для своих же фильмов. У меня несколько короткометражных фильмов: «Черная комната», «Балет», «Травы» и другие. А так же документальные, самый известный из них «Баку— тайны древних огней». Работаю над фильмом о своем роде, что для меня очень важно. В будущем, надеюсь, сумею снять фильмы о Дербенте и о наших горных селах. Сейчас готовлю к показу по телевидению Монако свой фильм о культуре Азербайджана, потом займусь осуществлением проекта «Неделя лезгинской народной культуры», к чему подключу здешних знакомых.В Баку я была членом Союза фотографов Азербайджана, мои работы выставлялись на многих выставках, была и персональная выставка. И здесь я член Союза фотографов Монако, а также член Монегаскского комитета пластических искусств. В мае прошлого года состоялась моя фотовыставка «Из Азербайджана в Монако», на которой были представлены и фотографии, сделанные в Дагестане.

В течение десяти лет в Баку я возглавляла танцевальную группу «Топаз». О ней много писали, мы участвовали в различных конкурсах в Словакии, Австрии, Париже. Мы исполняли чечетку и степ в самых разных видах, начиная от классического ирландского и кончая современными. Мы даже лезгинку танцевали в чечетке. Здесь, в Ницце, я открыла Ассоциацию по степу, один раз мы уже выступили с новичками. Сейчас я в декретном отпуске, но обязательно продолжу эту работу. Танцы и горы — моя страсть. У нас обучаются и дети, и взрослые, от трех до 60 лет. Что интересно, в Баку приходили учиться танцам в основном дети и студенты. Здесь, наоборот, в основном — взрослые. У меня был ученик 80-ти лет. И такой трогательный случай: пришел брать уроки степа один корсиканец, который этим хотел сделать сюрприз своей жене. Я не сумела отказать, согласилась учить его, хотя была беременна.  

В Монако, кроме вас, есть еще дагестанцы? Как там относятся к нашим?

— Как здесь относятся к нашим, трудно сказать, потому что нас просто не знают. Кроме меня здесь есть еще одна кумычка, Гюльзар Ахмедова, тоже из Баку. Она писательница, пишет рассказы и повести на французском языке. Мы, конечно, поддерживаем тесные отношения.

Нона, все это, конечно, хорошо, но не бывает, что защемит сердце, потянет туда, где родные горы и говорят на родном языке?

— Я не чувствую себя оторванной от родины, она всегда во мне, в моем сознании и сердце. У нас растет дочка Нандин, которой скоро исполнится три месяца. Я начала говорить на родном языке, когда она еще не появилась на свет. К сожалению, я не пишу на лезгинском, вовремя не заимела привычку. Но наши дети будут и говорить, и писать на родном языке, с ранних лет узнают наши песни и сказки. Лезгинский язык нравится и Седрику так же, как и наши национальные блюда, которыми я кормлю его в большом разнообразии. Он в восторге от некоторых наших обычаев. Ничто не мешает нам приезжать на родину. В прошлом году мы побывали на свадьбе моей сестры, и в этом — обязательно приедем в Дагестан.

Источник: gazeta-nv.ru 





Ниже приведены схожие материалы:

Похожие новости по теме:

Категория: Лезгины в Европе | Просмотров: 5494 | Добавил: Лань@Админ | В материале упоминаются: танцы, страсть, Варлей, лезгинка, горы, лезгины в Мокако, Нона, лезгины в Европе, Гюбек
1 Decoy111  
 
 
08.01.2013 00:02
 
ГЬуьрметлубур! ихьтинбурукай ина кхьин чи жегьилар привлекатун герек туш! ибур уже кафиррин арада ассимилироват хьана растворить хьанвайбур я! гьак1 хьайила куьне чи миллетдихъ рик1 кузвайбурукай, патриотрикай, кьил к1евибурукай, рик1 хцибурукай кхьихь! эхиримжи вахтара чибурун арада кафирриз гъуьлуьз фин престижный хьанва. гьак1 хьайила чна винидихъ кхьенвай ди удалитайт1а заз чиз хъсан я!
Ответить       +1  
Спам

2 Ole Ole  
 
 
15.08.2016 12:21
 
Это был побег от нищеты и безбрачия.Если сдать всю шелуха то это единственная реальность.
      0  
Спам

3 Ole Ole  
 
 
15.08.2016 13:05
 
Сдуть шелуху имелось ввиду(описка).
      0  
Спам

avatar